• "Лишь мгновение ты наверху..."

    "Я очень много занимался спортом, когда был помоложе, - занимался просто так, - боксом, акробатикой - да многими всякими видами спорта... Потом уже когда стал актером, я стал заниматься спортом для сцены - потому что у нас в театре приходится делать всякие акробатические номера... “ Это - слова пресненца Владимира Высоцкого. Но, может быть, больше, чем спорт, он любил сочинять песни о нем. Даже задумал написать целый цикл: “Чтобы это была, скажем, программа из двух отделений: ну, к примеру, первое отделение - легкая атлетика, а второе - предположим, спортивные игры”. Задачу свою Владимир Семенович прилежно выполнял всю жизнь. Нашими друзьями, благодаря поэту с Малой Грузинской, стали боксеры, конькобежцы, бегуны, шахматисты, альпинисты, штангисты. Он так самозабвенно любил спортивное действо, что признавался: “Я болею давно, а сегодня - помру на Центральной спортивной арене”. Почти угадал - смерть настигла Высоцкого в дни, когда в Лужникам кипели олимпийские страсти. Похоронен он на Ваганьково... "Посмотрите - ведь он без страховки идет. Чуть левее наклон - упадет, пропадет!” Жизнь требовала от Высоцкого по-настоящему заняться тем или иным видом спорта. На съемках картины “Штрафной удар” он осваивал мастерство фигуриста и наездника. “Вертикаль” заставила поэта забраться в горы, а работая в театре над спектаклем “Жизнь Галилея”, взялся за атлетическую гимнастику и быстро накачал себе солидную мускулатуру. Часто ли в жизни он ввязывался в драку? Случалось... Вот цитата из воспоминаний Марины Влади: "Сколько раз я видела, как в драке ты укладываешь людей в два раза сильнее тебя! Самый красивый из этих ударов ты нанес одному очень крупному мужчине немного “под шафе”, как говорят русские, который в тот момент, когда я надевала пальто, чтобы выйти из грузинского ресторана “Арагви”, взял меня за плечо и развернул к себе со словами: “Ну-ка, покажись, Марина!..” Он не успел закончить фразу, как длинным свингом слева ты заставил его пролететь в горизонтальном положении через вход из белого мрамора и приземлиться в кустах". А вот другой эпизод. Однажды, в Баксанском ущелье, в гостинице “Иткал” произошел конфликт между подвыпившими местными парнями и режиссером Станиславом Говорухиным. Завязалась драка, и тогда появился Высоцкий: “Как маленькая упругая торпеда влетел он в кучу малу - я, прижатый в угол, сразу почувствовал, как ослаб натиск, у меня уже появилась свобода действовать... Недели полторы у него (Высоцкого - В.К.) болела челюсть, он не только есть, но и петь не мог, что было особенно обидно”. Это свидетельство самого Говорухина. Высоцкий был очень упорным в достижении цели. Однажды долго разучивал на море заднее сальто. До синяков, до полного изнеможения. Был случай, когда решил освоить специальность наездника. Тоже не обошлось без травм. Марина Влади полушутя-полусерьезно замечала: “Когда муж такой шальной мужик, жена, конечно, должна его в руках держать”. Но, судя по всему, это вряд ли кому-то бы удалось... За кого болел наш земляк? Ведь судя по песням, он был в курсе спортивных событий. Вспомните его профессионалов: “Профессионалам, отчаянным малым, игра - лотерея, кому - повезет”. Или: “Но недаром клуб “Фиорентина” предлагал мильон за Бышевца”. Но нет никаких свидетельств его спортивных пристрастий... Скорее всего, Высоцкого влекла драматургия спорта, его внутреннее напряжение. Герои и те, кто проиграл. Ведь философия проста: “...Лишь мгновение ты - наверху, и стремительно падаешь вниз”. Впрочем, сам поэт счастливо избежал этого. И до смерти, и после нее, он остается на пьедестале заслуженной славы. Вспомним напоследок его самого: “В голове моей тучи безумных идей - нет на свете преград для талантов!” Все верно...
    Reply Follow