• Москва слезам не верит

    - Судите сами, - улыбается Надежда Августовна. - Не думаю, что это моя судьба, но у многих наших женщин с “Трехгорки” много схожего с той симпатичной героиней. Конечно, семья - главное, но надо, чтобы и на работе порядок был. На днях слышала, как академик очень солидного возраста говорил: “Знаете, почему я хорошо выгляжу? Только благодаря труду!” - Вы тоже, Надежда Августовна? - Может, потому, что положительных эмоций хватает. Или от того, что стараемся работать красиво. Да и климат на “Трехгорке” требовательный, но справедливый. Кто его создает? Правильно, женщины! А их здесь 70%. Недавно вот шили одежду для уличных продавцов Центрального округа. Форму для участников юношеских игр - тоже. Времени в обрез было, а управились в срок! - Одну минуточку! То, что вы продукцию делаете замечательную - знаю. Но в то, что у всех на комбинате всегда распрекрасное настроение, не очень-то верю. Ведь выплачивают зарплату не всегда регулярно, так? И деньги эти невелики - тоже правда? - Да, средняя зарплата на “Трехгорке” - 1200 рублей в месяц, и приходит к работникам она не всегда точно в срок. Но каждый по желанию, вместо денег может получить нашу продукцию - ткани, полотенца, спальные гарнитуры. Кстати, со скидкой 5%. Можно потом продать - вот уже и прибавка к бюджету семьи. Зато были и остались у нас - санатории, детские сады, лагеря. Если задерживается зарплата, то накормим и дадим продукты в кредит. Сдаем некоторые свои площади... А работаем с душой - так уж привыкли. В нашем деле просто иначе не получится: никто товар не купит. - А так берут? Разве не заглядываются на импорт, не ворчат на манер Высоцкого: “На нашей пятой швейной фабрике такое вряд ли кто пошьет?” - Вот это больной вопрос. Рынок сбыта потеряли - в Россию пошла азиатская интервенция. Завалили дешевым товаром, на который наш покупатель клюнул. Но смотрите, что везут из-за рубежа - маечки, трусики и кофточки на две стирки. Потом усадка или, наоборот, хоть великана в них одевай. Краска линяет или бледнеет. Наша же продукция делается без халтуры. "Трехгорная мануфактура" - предприятие почтенного возраста - на будущий год 200 лет исполняется - и терять прохоровскую марку не можем. Можно вспомнить призы без счета, сотни наград и дипломов. Об этом не я - специалисты говорят: качество не хуже европейского. А цены ниже. Они ведь за интеллектуальный труд берут, а мы простые и скромные. Только за сырье, краску, нитки... - Что делать? - Думаю, свое слово должно сказать московское правительство. Надо создать благоприятный инвестиционный климат, хорошие рыночные отношения. Пусть импортеры платят нормальную таможенную пошлину - 30%. Вот тогда и будем сражаться с зарубежными конкурентами на равных. А пока мы только на московских ярмарках торгуем. Правда, неплохо и вполне прибыльно получается. В перспективе, кстати, торговля и у нас, на Пресне. - Давайте, Надежда Августовна, опять вернемся на “Трехгорку”. Сколько на комбинате нынче людей? - 1720 человек. Конечно, раньше было в два раза больше, но и производство сегодня не такое большое. Зато открыли швейный участок - раз. Не было на балансе столовой - теперь есть. Плюс к этому - бухгалтерия, торговые точки. Развиваем ассортимент. Все ведь в движении: одни вещи уходят, другие пускаем в производство. 25-30 вариантов! Наших 12 человек обучались за границей маркетингу - вроде не зря. Вы зайдите в наши фирменные магазины, - кстати, два из них - на Пресне: на улицах Рочдельской и Заморенова. Витрины про нас многое расскажут. Там и ткани, полотенца, халаты, постельное белье... - Вы меня простите... А сами дома на чем спите? - Все в доме - только трехгорского исполнения - и простыни, и наволочки, и все остальное. Честное слово, на них, родных, мне отдыхается лучше. Даже сны добрее и встаю с хорошим настроением. - Теперь, как принято - про творческие планы... - Планы все те же - найти нормальные рынки сбыта. Конечно, надо за кольцевую дорогу выходить и желательно гораздо дальше. Но и подальше от столицы народ не больно состоятельный и тоже месяцами зарплату не получает. Заключили контракт с итальянцами, работаем с США - со штатом Калифорния. Но, к сожалению, варианты эти непостоянные и объемы невелики... - Надежда Августовна, я вот о чем вспомнил. Когда-то, во времена еще не слишком забытые, была традиция - регулярно встречались директора предприятий района. И не только обсуждали житье-бытье, но и реально помогали друг другу. Теперь все быльем поросло? - Традиция была хорошая и неплохо бы ее возродить. Но свое слово должны сказать районные власти... - Глава нашей Управы Анатолий Геннадьевич Бочаров уж точно бы такую идею приветствовал. А помочь такую встречу организовать могла бы наша газета. Если вы - “за”, то я это дело беру на заметку. - Можно, кстати, пожелание? Насчет вашей газеты: больше бы хотелось на ее страницах видеть информации о жизни на производствах Пресни. Как выживают, за счет каких ресурсов. Ведь из уст руководителей всегда что-то умное можно услышать. А уж умных и деловых в районе хватает. - Наша беседа близится к завершению, и читатели не простят мне, если я не спрошу вас о личном... - У меня два сына. Оба - экономисты. Живу в хорошем, зеленом районе - Тушине. Но его почти не вижу - все шью, шью здесь, на Пресне... - Надежда Августовна, может быть есть вопрос, на который бы вы хотели ответить, а интервьюер его не задал? - У меня есть заветное желание, связанное с моим городом. У москвичей огромный потенциал: интеллектуальный, технический, моральный. Хотелось, чтобы за нами утвердился приоритет во многом. Например, в моде. А в этом должны помочь текстильщики - мои коллеги, и наша “Трехгорная мануфактура”. Хотелось бы не только до этого дожить, но и еще поработать на благое дело. Тем более, что в Центральном округе к нашим заботам-хлопотам относятся с пониманием. Особенно первый заместитель префекта Бирюков. Петр Павлович часто у нас бывает, интересуется делами “Трехгорки”. - Кстати, недавно в префектуре одобрен проект поддержки деятельности предприятий московской промышленности. Хороший подарок к вашему профессиональному празднику. Успехов вам и вашему коллективу. - Спасибо. Будем надеяться на лучшее. А плакать и жаловаться не следует: ведь не зря говорят, что Москва слезам не верит...
    Reply Follow