• "Здесь теплеет душа, здесь живет юность наша..."

    - Елена, сначала простой и одновременно сложный вопрос: как рождается мелодия? Кто, c каких небес “суфлирует” вам в этот неповторимый миг? - Происходит все каждый раз по-разному. Порой мелодия угадывается в стуке дождевых капель, уличном шуме. Даже в толчее метро, где вроде бы не до творчества. Иной раз даже во сне... Вообще же поэту и композитору просто необходимо состояние влюбленности, чтобы творить. Это ощущение в моих стихах: “Не устану влюбляться вновь, сколько б зим пронеслось и весен. Сквозь все беды, в звенящую осень с нами вместе идет любовь. Не устану влюбляться вновь!”. - Ваш вальс “На Патриарших” - не исключение? - Конечно, нет! Как-то ваша коллега, моя хорошая знакомая Калерия Коноплева, в разговоре обронила: “Почему бы не написать тебе об уголке Москвы, который очень дорог многим?” Вдохновение, кажется, примчалось вслед за этими словами. Я сразу решила, что должен быть вальс - наших пап и мам, бабушек и дедушек. Тех, кто когда-то на замерзших прудах Патриарших катался на коньках, смотрел, как набухают почки на липах, бродил переулками Пресни и мечтал: “Здесь теплеет душа, здесь живет юность наша”. Когда люди слышат эти слова, их глаза влажнеют. Наверное, в этот момент каждому вспоминается что-то свое, дорогое... - Когда я беседовал с композитором Фельцманом, то спросил, нет ли у него идеи написать гимн Пресни? Оскар Борисович был не против, но нужны были хорошие, проникновенные слова. Одна из читательниц газеты откликнулась, но стихи оказались слабоваты... У меня сейчас мелькнула мысль - а почему бы "Вальс на Патриарших” не предложить в качестве главной мелодии нашего района? - Сами понимаете, что возражений у автора слов и музыки нет. Тем более, мне бесконечно дороги эти места на Пресне: "В хоре дружных аллей темных лип одиноких проступают черты сердцу милых людей...” - Елена, а есть ли у вас другие песни, посвященные Пресне? - Когда я работала преподавателем в школе в Большом Тишинском переулке, написала “Гимн учителей Красной Пресни”. С удовольствием работала над песней “Людмила”, посвященной замечательному композитору Лядовой. Мелодия получилась лиричная, с изюминкой. Я увидела Людмилу Алексеевну почему-то в белом. Даже позвонила ее администратору и попросила передать мою просьбу Лядовой: прийти на свой творческий вечер в белом платье. Людмила Алексеевна меня поняла и за “Людмилу” очень благодарила. - Я слышал о вашем творческом сотрудничестве с другим известным артистом Пресни... - Да, я очень благодарна судьбе, которая свела меня со Славой Ольховским. Он по-настоящему талантливый, творческий человек. Скоро он должен записать мое танго "Нежность”. Очень хочется, чтобы воплотился наш проект - запись лазерного диска “Вальсы и танго Москвы". Что-то исполнит Слава, какие-то мелодии - я. Но, увы, все в наше время упирается в деньги. Я, наверное, очень наивный человек: жду, что откроется дверь, и войдет кто-то, который поможет. Верю - обязательно выйдет кассета или диск, и я смогу сама донести до слушателей биение своего сердца и излить свои чувства. - Что тут скажешь? Что мне по душе ваше “Московское танго” и “Осенний вальс Москвы”, "Песня о бабьем лете"? Как, впрочем, и многим нашим читателям, побывавшим на концертах Елены Киргизовой в Доме культуры Серафимовича, Домах журналиста и литераторов. Дай-то Бог, чтобы ваши творческие замыслы сбылись. Кстати, хотелось бы знать о них подробнее. - Я счастлива, что скоро выйдет небольшая книга моих стихов “Мне осень нагадала по руке”. У меня была своя Болдинская осень, когда в шорохе падающих листьев, созерцании грустящей природы рождались мои строки. Кажется, что их мне подарила сама жизнь. Кстати, она мне видится чаще всего в виде ступеней. Я порой бегу по ним, иногда едва шагаю, случается, и карабкаюсь. - Поэт. Что это за звание такое? Или я задаю наивный вопрос? - Да нет... Я думаю, что поэт должен прожить сотни, тысячи жизней. Побывать в разных ситуациях, чужих обличьях. И каждый день - словно подарок судьбы, рождение новых строк. И этим предвкушением живу постоянно. - Кто ваши первые слушатели? - Мои близкие и... собака. Пишу в одиночестве, и лишь моему Тобби дозволено разделить со мной муки творчества. Он даже... поет. Вытягивает свою голову и выдает высокие ноты. Может, в той, прошлой жизни, мой коккер-спаниель был певцом?
    Reply Follow