• Директор

    - Я думаю, что наш разговор трудно начинать без экскурса в историю, - начинает Александр Семенович. И тут же увлекает меня в день вчерашний. - Этот дом когда-то принадлежал княгине Шеховской, урожденной Глебовой-Стрешневой, чья родственница была женой русского царя Михаила Федоровича Романова. Последняя владелица особняка на Большой Никитской была знатной великосветской дамой - тут вовсю кипела жизнь. Балы, праздники, приемы, и не простые, а с визитами знаменитых литераторов, модных музыкантов и актеров. Стены эти слышали Пушкина, Шаляпина, Горького, Алексея Толстого. В последний вечер перед эмиграцией читала тут стихи Марина Цветаева. После Октябрьской революции хозяева менялись как перчатки: был здесь Клуб кинематографистов, Клуб Коминтерна. В 1937 году в Дом вселились медики, но ненадолго. Как рассказывают старожилы, был - с 39-го по июнь 41-го - даже закрытый немецкий клуб. Потом снова закружилась вереница людей, даже коммуналки образовались. Между прочим, в здании до сих пор остались две квартиры с жильцами... - Уж середина века близится, а медиков все нет. Когда же, Александр Семенович, состоялось новоселье? - В 1956 году после больших “сражений”, переписки с московскими начальниками принято было, наконец, решение о передаче здания Центральному комитету профсоюза медицинских работников. - Дому вашему 200 с лишним лет. Скажите, а не слышатся ли вам темными зимними вечерами таинственные шорохи, чьи-то шаги. Не встречаются ли привидения - тени ушедших людей? - Ничего такого, кажется, в Доме медиков не водится. Есть иное и куда более ценное - особенная аура, творческая атмосфера, которая всегда притягивала таланты, звала людей творческих, мыслящих. Рождалось здесь талантливое детище Марка Розовского, делал здесь свои первые шаги на театральных подмостках тогда медбрат “скорой помощи” Александр Калягин. Да, да - тот самый... Начинали здесь Елена Камбурова, Ирина Мирошниченко. Всегда тут бурлила жизнь, хотя в семидесятые-восьмидесятые годы советская власть с опаской смотрела на многое. Но так получилось, что в наш Дом, минуя запреты, проникали люди, на которых наверху смотрели неодобрительно, и фильмы, к широкому показу не рекомендованные. - Александр Семенович, а не было ли у вас друзей в высоких кабинетах? - Да меня чуть ли не майором КГБ считали! Нет, от тех сфер я был далек... В чем же разгадка? Бог его знает, может быть, система просто уже устала, да и в нашем Краснопресненском районе, где средоточие интеллигенции, партийное начальство было вполне приличным. Только один раз пришлось отменить выступление Александра Меня. Сослался на электрика: света, мол, нет... - Как вы въехали в новые времена - плавно или по ухабам? - Повезло коллективу в том плане, что в давние времена кто-то когда-то не поставил наш Дом на баланс медицинского профсоюза. Когда нагрянула приватизация, мы оказались на свободе. И преобразовались в Общественный фонд Центрального дома культуры медработников. Хотя у многих чесались руки оттяпать у нас этот лакомый кусок в центре Москвы. Мы устояли. - И держитесь твердо? - Качало на первых порах. Думали, гадали - как жить? Небольшую часть здания надолго сдали в аренду, за что получили средства, которые процентов на 70 удовлетворяют наши потребности. Остальное добываем сами. Например, с помощью известного клуба “Гвозди”, где идет большая ежедневная программа. Идут выступления артистов, певцов, литераторов. Взрастили мы, и очень этим гордимся, “Геликон-оперу”. И превратился театр за 10 лет из небольшого, частного - в уважаемый, государственный. Туда на полгода вперед билеты проданы! - Вы этим гордитесь, как и тем, что им руководит ваш сын, а у многих читателей, наверное, появилось другое чувство: как же так, театр в нашем районе, а попасть в него невозможно... - Ничего подобного! Скажу так: за долгие годы вокруг Дома образовался круг людей, которые, по сути, уже неразрывно с нами связаны. Это, конечно, по старой традиции, медицинские учреждения: многие из них на Пресне. Для них и льготы, и скидки. Так же, как и для пенсионеров - жителей района. В “Геликоне” порядка 30 мест на каждый спектакль - это бронь. Можно позвонить заранее и заказать билеты - проблем не будет. Запишите сразу телефон: 290-09-71. - И читателям хочется, наверное, узнать и о том, как вы помогаете талантам - и юным, и зрелого возраста? - Есть у нас литературное объединение, существующее со дня открытия Дома - с 1956 года. Так же, как и оперно-вокальная студия, студия изобразительного искусства. Это - для взрослых. Что же касается ребят, то к их услугам хореографическая студия, Детский центр, который располагается хоть и не у нас, но здесь проводит часть своих мероприятий. Помогаем чем можем им и пресненским школам. Например, в весенние каникулы пройдет очередная “Неделя детской книги” - литературный праздник со спектаклями, постановками и, конечно, подарками для ребят. - Тоже бесплатно? Так приятно это слово слышать сегодня, во времена жесткие, если не сказать - жестокие... - Бесплатно. А насчет времени... Жить, по-моему, сейчас интересно. Есть хорошая новость: рядом, параллельно с Большой Никитской, будет строиться целая театральная улица с магазинами, кафе, барами. А у нас во дворе начнется подземное строительство - там расположится “Геликон” - зал будет на 400 мест. Московский общественный совет уже дал “добро”. Ведь это здорово - театральный центр Москвы расположится у нас, на Пресне! - Значит, из вашего окна видны неплохие перспективы? - Вполне.
    Reply Follow