• Народная – песня это жизнь, прожитая за три минуты

    …Столицу она приехала “завоевывать” с тридцатью рублями в кармане поношенного платья. Вместо гостиницы были деревянные скамейки Курского вокзала. Поступала сразу в три музыкальных вуза, в том числе Институт Гнесиных. Абитуриентки пялились на нее во все глаза, поджимая накрашенные губки. Шипели зло: “Толста, а что за туфли-то! Ну, куда, куда лезет эта деревенщина!” Лариса и бровью не вела - пела гостья с Алтая так, что суровые мэтры из экзаменационной комиссии вмиг лишились сомнений - певицей быть достойна. Она с блеском поступила во все три института, но выбрала Гнесинку - отсель грозить мы будем конкурентам! С Пресней связаны лучшие, по ее словам, годы. От метро “Баррикадная” лежал ее путь в институт - первая, еще узенькая тропиночка к признанию. Частенько, словно герой старинных былин, стояла Лариса на распутье - заглянуть надо на улицу Качалова в Дом звукозаписи, где уже дают юной певице эфир и совсем близко лауреатство в первом радиоконкурсе - “Новые имена”, хорошо бы навестить магазин тканей на Трехгорке - там “выбросили” штапель и ситец, очень подходящие расцветкой для новых сценических костюмов. И совсем не грех попариться в старой Краснопресненской баньке: в ней почему-то запомнился кафель с рисунками бодрячков-физкультурников. А в конце программы хорошо бы отведать горячих - с пылу с жару - пирожков из кафе в “высотке”. Да и сейчас на Пресню Ларису то и дело манит судьба - то в Дом культуры Серафимовича зовут выступать, то в Дом кино или... Та самая тропиночка к успеху давно уж стала ровной дорогой. А отсюда понес талант певицу к наградам и званиям. Самое почетное и звучное, присвоенное на конкурсе в Голландии - “Золотой голос России”! В квартире у Ларисы Трухиной стоит старинная прялка. Не от нее ли тянется ниточка в прошлое, к далеким и бесконечно милым ее сердцу людям, распевавшим русские народные песни? Были испокон века им спутниками и друзьями - свадебная, колыбельная, застольная. Три минуты пения, и кажется, целая жизнь предстает перед глазами - то светлая, то горемычная и безрадостная. Горько, но со временем уходят эти удивительные напевы в туманную Лету, растворяются во времени. Умирают песни, как люди. Но... Случается, закрывает на ключ Лариса сценические костюмы и отправляется в глухие российские деревни - слушать, да записывать. Значит, скоро зазвучат возрожденные старые песни под рожки и жалейки, гармонь, бубен или балалайку. Песня полетит над залом словно вырвавшаяся на свободу птица - могучая, сильная. Жаль только , что оценить народную песню дано не многим. Да и перекрикивают ее шумные и безвкусные шлягеры... Что может народная песня? Многое, но главное - тронуть самые тонкие струны человеческой души. Однажды после концерта в Германии к Ларисе подошел пожилой человек - когда-то его, немецкого пленного спасла простая русская женщина. Отрывала от себя крохи, делилась последним. Старик вспомнил свою спасительницу, услышав песни в исполнении певицы из России... В Португалии эмоциональные зрители выносили ее из зала на руках, десятки рук протягивали для автографов программки, салфетки и даже паспорта. Разве можно забыть необычный бенефис, когда пришлось петь в забое перед шахтерами Кузбасса или в жгучий мороз на Тикси, прямо на двадцатиградусном морозе. Но аплодисменты были очень жаркими! А как дивно звучал ее голос под стенами Акрополя, под звездами, которые радостно мигали с небес. В 1994 году Лариса Трухина в составе большой делегации едет в США, где встречались Ельцин и Клинтон. После выступления певицы из России президент США дарит ей блестящий комплимент: “Вы покорили Америку!” Борис Николаевич широко улыбается, словно соглашаясь, - ведь песни в исполнении Ларисы он уже слышал не раз. Впервые - в 1991-м, когда стал президентом России. Послушав “Уральскую рябинушку” Ельцин отчаянно бил в ладоши. Говорят, что в президентском автомобиле потом частенько звучали русские народные мелодии, в том же самом исполнении. ...В Германии, на фешенебельном курорте - резиденции ганноверских королей, респектабельная публика больше привыкла к Моцарту, Баху, Штраусу. Чопорные фрау и надменные господа недоверчиво разглядывают русскую певицу в диковинном расшитом сарафане и кокошнике: чем таким она может их удивить? Проходит четверть часа, и лед настороженности сломан. Ее сменяет бурный восторг зала - непонятны слова, но важно другое. Перед глазами зрителей предстал подлинный талант. Но, быть может, “золотой голос” должно использовать певице на иных подмостках - театральных или эстрадных? Глядишь, разлился бы он шире известностью, да собрал поболее титулов и званий. Нет - Лариса Трухина давным-давно выбрала в искусстве свой путь. В песнях, где живут прекрасные женщины и чудо-богатыри. Это - часть народной и щедрой человеческой души. В нее каждый народ России привносил что-то свое. Разве можно от такого добра отказываться! Жаль, не все это могут оценить. Но ведь подлинное искусство всегда рвалось сквозь тернии непонимания к звездам признания...
    Reply Follow