• Дом на большом Палашевском

    - Вы когда шли ко мне, на стены дома внимание обратили? - вопросом встретила меня Елена Алексеевна. - Я имею в виду две мемориальные доски в честь удивительно талантливых артисток. Обязательно напишите, что здесь, в доме в Большом Палашевском, жили две женщины - гордость отечественного театра. - И все-таки, сначала о вас... - Только давайте не очень много, ладно? Почему? Мне кажется, что артист должен показывать себя исключительно на сцене. А личная его жизнь и все прочие его заботы-проблемы пусть остаются за кулисами, в гримерной, под грудой театрального реквизита. Я из дворянской семьи - родители были медиками. Театром в детстве не грезила, однако ж... Училась в училище при МХАТе-2, руководил которым блистательный Иван Николаевич Берсенев. Так случилось, что театр закрыли, а его пригласили в ТРАМ - Театр рабочей молодежи. Позже он был переименован в Театр имени Ленинского комсомола, а еще позже - в Ленком. Надо сказать, что он тогда был довольно пестрым и очень талантливым по составу. Вошли в труппу артисты из студии Рубена Симонова и те, кого пригласил новый главреж. Позвал к себе Иван Николаевич и меня. - Вам довелось играть и с замечательными коллегами, и замечательные спектакли... - Я только назову их - восклицательные знаки пусть поставят читатели. Валентина Серова, Софья Гиацинтова, Ростислав Плятт, Серафима Бирман, Евгений Леонов. И список этот можно продолжить... Судьба подарила мне редкие возможности работать под руководством режиссеров, чьи фамилии тоже говорят сами за себя. Это уже упомянутый Берсенев, Сергей Штейн, Анатолий Эфрос и нынешний руководитель Ленкома Марк Захаров. Осталось только перечислить мои театральные работы? - Только самые запоминающиеся, Елена Алексеевна... - “Живой труп” Толстого, где я исполняла роль Лизы Протасовой, играла Роксану в “Сирано де Бержераке” Ростана, главную героиню в пьесе “Дорогая Памела”, Катлину в “Тиле”... Кое-что “оставила” и на сегодняшний день: я занята в “Поминальной молитве” и “Мудреце”. Пусть это небольшие работы, но я выхожу на сцену, дышу этим неповторимым воздухом театра. Неповторимое чувство, когда мы, актеры, выходим на подмостки и забываем обо всем - болезнях, возрасте, неприятностях... - А что же кино? - О, я театральная актриса, поэтому многим мои работы в кино придется вспоминать, изрядно напрягая память. С гордостью скажу о ролях матери Ленина в картинах “Сердце матери” и “Верность матери” - за них я получила Государственную премию. Много удовольствия доставило мне участие в фильме “И жизнь, и слезы, и любовь”. - Наверное, теперь, Елена Алексеевна, самое время вспомнить о ваших знаменитых соседках. - С удовольствием. И сначала надо назвать их. Это народные артистки СССР Фаина Раневская и Анастасия Зуева. С Фаиной Георгиевной мне посчастливилось общаться довольно часто. Она была человеком совершенно одиноким, далеко не состоятельным, но, тем не менее, никогда не считавшим деньги. Могла спать на чем угодно, есть что было в доме. И при этом готова отдать буквально последнее. Стояла у Фаины Георгиевны кровать из карельской березы. И как-то я узнаю, что она подарена хозяйкой своей домработнице, которая вышла замуж. Впрочем, ситуацию сочно прояснила сама Раневская: “Супруг домработницы жаловался, что на раскладушке у них ничего не получается. Вот я и решила в личной жизни своей Нюре помочь...” Вообще, с ней связано много простых историй, которые сейчас, спустя много лет, стали мне дороги. Вот еще одна. Была у Раневской собака по кличке Мальчик, которую она безумно любила. Однажды, уже довольно поздно, мы с мужем слышим отчаянный лай, причем не одной, а почему-то двух собак. Спускаюсь на соседний этаж (я живу в квартире 13, а Фаина Георгиевна жила в 12-й). Вижу странную картину: знаменитая Раневская в наброшенном халате, перед ней оборванец с собакой, которая готова броситься на Мальчика. Моя соседка чуть ли не со слезами повторяет: “Господи, я только что приняла снотворное!” Бомж же с обидой говорит: “Мне сказали, что тут живет актриса, которая берет всех собак! Вот я и привел ее вам!” Картина была довольно комичная. Другая актриса - Зуева, к большому сожалению, была известна, по сути, лишь театральным “гурманам”. Хотя талантом обладала незаурядным. Это проявлялось во всем: и в подходе к ролям, и во всем ее облике. Анастасия Платоновна выглядела просто - этакая обычная деревенская женщина. А каков был голос, какое внутреннее богатство! Кстати говоря, эти две незаурядные женщины очень хорошо вписывались в наш причудливый пресненский пейзаж. - Что вы имеете в виду? - Я живу здесь, в Большом Палашевском (ранее Южинский пер. - В.Б.), четверть века. И знаете, какая здешняя достопримечательность? Очень много интеллигентных стариков и старушек. Такой вот пласт культурной Москвы. Увы, их почти не осталось... А откуда все пошло? Еще до революции были построены в этих местах казармы, оборудованные потом под общежития. Селились здесь студенты, появлялись у них семьи, и суждено было им на долгие-долгие годы оставаться на Пресне. Уверена, что сохранились еще реликтовые бабушки, которые гуляли с нянями на Патриарших еще до революции семнадцатого года. - Вы любите район, в котором живете? - Очень! Это милый моему сердцу уголок, отдохновение души. Как дороги мне Тверской бульвар, те же Патриаршие пруды - маленький клочок земли - и люди, пришедшие сюда отдохнуть, погулять с детьми. Но он требует заботы. Пусть те, от кого это зависит, не обходят его своим вниманием. Надо этот зеленый оазис лелеять, беречь. Ведь здесь бьется сердце старой Москвы, нашей Пресни.
    Ответить Подписаться