• Смиренное кладбище

    Ранние зимние сумерки. Иду по заснеженной тропинке Ваганьковского кладбища в полном одиночестве, но то и дело натыкаюсь на чей-то взгляд. То изучающе смотрят на меня застывшие глаза с могил и надгробий - взоры тех, кто некогда ходил по этой земле, радовался и смеялся, а теперь обрел здесь вечный покой. И, кажется, глядят они укоризненно и с болью. Ведь этот печальный мир не приемлет суетного любопытства, а живет скорбящей тишиной и покоем...
    Основан Ваганьковский некрополь возле села с одноименным названием три с лишним века назад. Но годом основания кладбища считается 1771-й: тогда запрещено было хоронить в первопрестольной сгинувших от чумной напасти, и вереница телег с печальным грузом потянулась сюда. Нынче обитель скорби “перенаселена” - более полумиллиона людей разных сословий и званий, знаменитых и простых похоронены на Ваганьково. Но сохранившихся могил раз в пять меньше.
    По этому смиренному кладбищу можно путешествовать бесконечно. Останавливаться возле оградок, перечитывать надписи на обелисках и считать годы между рядами цифр - начала и конца жизни. А что вместили они в себя - известно лишь им, навек успокоившимся. Как там у поэта, воспевшего в стихах Ваганьковский некрополь? “Добрый обычай! Свиданье друзей и живых, и усопших!..”
    Впрочем, Ваганьково - место, где можно не только скорбеть и размышлять о бренности всего земного. В покое уединения неплохо думается и о делах живых и насущных. Прежде всего о том, что гигантский погост просит или даже требует более внимательного к себе отношения. Немало могил стоят онемевшими, словно и не помнят они имен спящих под сенью покосившихся, а то и вовсе упавших плит. Понятно, что заботиться о них стало некому, а на кладбище нет ни лишних денег, ни свободных рук. Так неужто позволим мы ветшать крестам да махнем рукой на осыпающиеся холмики? Отгородимся от дел печальных заботами живыми? Эти вроде важнее...
    А как же быть с памятью - с реальной, а не поэтической любовью к отеческим гробам? Ведь Ваганьково - не просто кладбище, а Музей ушедших от нас людей, Пантеон российской славы. Знаменитых художников, поэтов, ученых, артистов тут - несть числа! Имена почивших можно произносить с придыханием, восхищенно, чуть ли не под аплодисменты. Так отчего же не повысить “в звании” пресненский некрополь - не сделать его заповедной зоной или не объявить памятником истории и культуры? Уверен, что подобная мысль давно блуждает в умах историков, искусствоведов да и, смею надеяться, государственных мужей. Загвоздка, понятно, лишь в пресловутых финансах.
    И все-таки, наверное, есть резон снова вернуться к этой проблеме, поинтересоваться мнением горожан и особенно тех, кто к проблеме ближе - пресненцев. Как быть с Ваганьково, с островком знаменитого московского прошлого, откуда тянется тонкая, незримая ниточка в будущее? Не порвать бы ее забывчивостью и равнодушием...
    Reply Follow