• ЖИТЬ – НЕ УСТАЮ!

    Книги, книги – Бальзак (неплохой экономист, да и знаток «человеческой комедии») на первом плане. Две вазы и коврик с портретами хозяина квартиры неподалеку от Тверского, старый венский рояль с портретом Моцарта, фотографии... Вот на лошади, герой интервью молодой, с уверенной посадкой... – А чем вы сегодня живете, Николай Константинович? – Работой, только работой. А работа у меня родная – нефтяная, в институте проблем нефти и газа Академии наук. И общественная – в Обществе российско-азербайджанской дружбы. Занимаюсь сегодня мощными рычагами воздействия на нефтяные пласты для увеличения нефтеотдачи. Жалко, когда в пласте остается 60 –нефть вязкая, – а то и 80 процентов! Участвую во внедрении гелиевой системы: на одну тонну закачанного в пласт растворенного водой порошка – от 2 до 5 тысяч дополнительной продукции. – Каково сегодня положение отрасли? – В 1991 году Россия производила 570 млн. тонн, в 1996 – 301 млн. – Почему? – Прекращено финансирование буровых работ, в том числе и геологоразведочных. Сейчас прирост новых запасов нефти меньше, чем добыча ее, – вот уже третий год. Создано более 20 нефтяных компаний, но нет должного руководства всем комплексом. А газовая промышленность на уровне. – Вы за централизованную систему управления? – Да. В сочетании с рыночной. Надо переходить к рыночной технологии более медленными темпами. Чтобы основные отрасли находились в руках государства. – Ну вот мы и подошли к Госплану. – Работал там 22 года. И при Хрущеве, и при Брежневе. Я знал вопросы связи, экономического развития отраслей народного хозяйства. – Я работала в промышленном отделе «Вечерки» и много лет в газете завода «Красная Пресня». Обычно в плановом отделе меня встречали истерикой: «Без директора не скажу ни слова, ни цифры». Странные это была цифры роста производительности, по ним мы должны бы давно прийти к коммунизму... Вызнали, что в отчетах вам просто врут? Вы видели ошибки, но сказать не могли? – Я видел. Я требовал, чтобы рост производительности труда опережал рост зарплаты. Я считаю, что председателю Госплана нужны нервы стальные, и даже по легированной стали, чтобы преодолеть желание руководителей, дать заниженные планы. – Честно – у нас был социализм? – Был как система. Местное планирование, да и развитие хозяйства шло в этом направлении. Сейчас я работаю над продолжением мемуаров («Сорок лет в правительстве»). Пишу сегодня «От Сталина до Ельцина», в предыдущей книге я писал «От Сталина до Горбачева». Работаю много. Близкие на даче, а мне «задают корм» на пять дней и, как видите, я в Москве. – Николай Константинович, из всех руководителей государства, кто наиболее глубоко знал народное хозяйство, экономику? – На первом месте – Косыгин. – Многие ваши предложения он отвергал? – Отвергал меньше. Я был его заместителем. – А Горбачева вы считаете компетентным руководителем? – Не считаю. Он принимал решения и не исполнял их. Он вместе с Ельциным является виновником развала-СССР. «Беловежская пуща» – непростительная вещь. – Ваше отношение к Сталину? – Прямо скажу: простить ему репрессии никак нельзя. Но при нем рост национального дохода был 15-17 процентов в год, мы прошли путь от сохи до атомной энергетики, после войны подняли страну. Он проявлял смелость, энергию, строгость при выполнении решений. – В вашей новой книге какая мысль – главная? – Нужно, чтобы топливно-энергетический комплекс был нерушимым. Вкладывать средства в сельскохозяйственный комплекс. – Поразмышляйте немного о будущем России. – Я оптимист, верю в то, что мы, конечно, выйдем из кризиса, но потребуется не один год, не три, если не все десять. Я верю: мы найдем рычаг, знающих дело упорных людей – молодых, энергичных, умных, которые не забудут посоветоваться с теми, кто в курсе этих вопросов. – Как вы относитесь к Пресне? – Я не забыл вклад Красной Пресни в оборону, защиту Москвы. Краснопресненский район был и есть один из ведущих регионов столицы... Я просто ее люблю, я жил здесь с 1939 года, потом вернулся сюда из «дома на набережной». – Что вы пожелаете своим землякам – пресненцам? – Крепкого здоровья. И плодотворного труда. Мы еще долго беседуем, рассматривая старые фотографии. Молодость на промыслах в Баку, служба в армии, военные годы, когда первый орден Ленина был получен за то, что ни один грамм нефти из захваченных скважин Краснодарского края не добыл враг, такой метод был разработан под руководством Байбакова, который сам же руководил специалистами, а уходил через горы с партизанами, и жену его уже известили, что он погиб. ...Прекрасная фотография жены, Клавдии Андреевны. «Сорок лет и три года прожили, как сорок три дня». Дети, внуки... Дочь и внучка – нефтяники. И снова книги по нефтедобыче, написанные автором. Их переводы на иностранный. – Бабушка моя прожила 105 лет. А гены, как известно, передаются через поколение! Жить – не устаю!
    Reply Follow