• «Я думаю, вы даже сами недооцениваете роль вашей газеты»

    - Давно ли вы живете здесь и что для вас Пресня - Красная Пресня? - Здесь я уже 6 лет, раньше жил на 3-й Фрунзенской, и считалось, что с переездом на улицу Павлика Морозова - ныне Нововаганьковский переулок, семья несколько потеряла в "престижности" района. Но сегодня, разумеется, никто из моих домашних - жена и дочь - об этом не жалеют. И я, конечно. Красная Пресня - район с богатой историей. К сожалению, не столь давние события осени 1993 года стали еще одним тому подтверждением. - Наступает ли момент, когда вы из высокого государственного деятеля превращаетесь в обычного гражданина? Тянет ли вас побродить по улочкам Пресни, заглянуть в окрестные магазины? - Увы, такие прогулки удаются мне все реже. Хотя очень жалею о том времени, когда мы с семьей любовались церквушками, ходили по набережной. Вы сказали про магазины, так вот, очень жаль, что они резко меняют профиль, даже наш Краснопресненский универмаг торгует чем угодно. Кстати говоря, очень хочу, чтобы в конце концов мэр столицы Юрий Михайлович Лужков добился, наконец, замены иностранных вывесок на русские. Я целиком поддерживаю его в этом начинании. Ведь у нас один из красивейших языков мира! - Значит, все-таки на людях появляетесь? Инкогнито или... - Вы же не думаете, что в маске хожу? Часто люди узнают, подходят чем-то поделиться, что-то спросить. Но в основном пожилые сетуют и обижаются, почему такие низкие пенсии. Спрашивают и резко: почему Дума не заботится о стариках? Увы, часто и ругают в лицо. Я не боюсь грубых слов, понимаю, что многим действительно несладко. Меня часто совесть мучает, что не можем пока обеспечить достойной жизни людям. В общем, выйдешь прогуляться, воздухом подышать, а возвращаешься с тяжелыми мыслями. - Геннадий Николаевич, а удается ли отрешиться от государственных забот хотя бы во сне? Или, может, пленарные заседания все ж грезятся? - Да что вы! Устаю так, что не до снов. Или, наоборот, сны случаются тревожные или даже кошмарные. - Какой эпизод, связанный с Пресней, наиболее памятен для вас? - Это события 93-го. Я сам жил в кольце колючей проволоки. Помню, как на пути к Белому дому проходили через кордон совершенно хамских омоновцев, часто полупьяных. Наводили автомат и требовали паспорт. Такое не забывается. Все это весьма напоминало дни немецкой оккупации, хотя я лично ее ужасы на себе не успел ощутить. Слава Богу, московских событий не видела моя мама, пережившая ужас оккупации под Ленинградом. Каждый год 3 октября я бываю возле тех мест, где произошла трагедия, возлагаю цветы к поминальному кресту. Прохожу мимо музея истории Красной Пресни. Очень жаль, что он почти забыт властями. Наверное, о нем сейчас мало кто знает. - Да, вы же журналист, и, как говорится, вам и перо в руки. Между прочим, не тоскуют руки "по штурвалу"? - Тоскуют. И часто думаю вот о чем: если не будет получаться жизнь в политике, обязательно вернусь к прежней профессии. Благо уже сейчас предложений масса - участвовать в создании газеты, журнала, телеканала. - Геннадий Николаевич, а не вспомните ли вы, о чем мечтали, скажем, в детстве? Наверняка ведь не о государственных постах. - Ну что вы! Хотел стать военным, поступал в ленинградское суворовское училище, но забраковала медкомиссия. Через год раздумал, захотел податься в переводчики, но тоже не вышло. В результате стал журналистом - работал в ленинградской Смене", "Комсомолке", "Учительской газете", Правде". И, между прочим, совершенно не предполагал оказаться в кресле председателя Госдумы. - Не понятно... - Я был депутатом той, первой Думы после работы в "Правде". В сентябре-октябре 1993 года вице-премьер Шумейко очень сильно невзлюбил нашу газету и поставил ультиматум - пока Селезнев из редакторов не уйдет, газета выходить не будет. Ушел, выпуск "Правды" тут же возобновился. А мне предложили баллотироваться в депутаты. Получилось. В первой Думе был заместителем Председателя. В этой - Председатель. Так что, если бы не Владимир Филиппович, сидел бы я, может быть, в газетчиках до сих пор. - Следовательно, вы человек... - ...не злопамятный. Даже если не надо прощать, прощаю. Но это дается с трудом. - И как же вы снимаете стресс и усталость? - Спортом, к сожалению, заниматься не удается. Так, немного гантелями помахаю, покручу педали велотренажера. Когда-то активно занимался конным спортом, но сейчас о конкуре приходится лишь вспоминать. Немного владею аутотренингом, что весьма неплохо помогает, когда готовлюсь к сложным заседаниям Думы. Природа очень отвлекает. Сейчас все чаще выезжаю на дачу - вот где благодать! Даже с прибившейся дворняжкой поиграть, и то маленькая радость. - Дача государственная? - Нет, от нее мы отказались и живем на своей. Знаете, очень люблю там иногда шашлык для друзей приготовить. - Геннадий Николаевич, это просто сюжет для небольшого рассказа. Мы уже представляем наших читателей, жаждущих приготовить "шашлык по-селезневски". Итак, ваш рецепт. - Мясо предпочитаю свиное. Не люблю употреблять уксус и готовлю маринад на помидорах и луке. Или на лимонах. Кстати, это мясо маринуется довольно быстро - 2-3 часа. Этим же соусом поливаю свинину, чтобы не подгорела. К столу подаю с помидорами и луком. - Теперь хотелось бы узнать мнение профессионального журналиста о нашей газете. Удается ли вам читать "На Пресне" регулярно? - Регулярно.- не удается, хотя спасиб о краснопресненским почтальонам, доставляют они. "Па Пресне" исправно,, У вас очень много полезной информации, которую не прочитаешь в городской прессе. По-моему, вы нашли очень верный, доверительный способ общения, почти домашний. Я думаю, вы даже сами недооцениваете свою роль, ибо во многих семьях газет уже не выписывают - не по карману. А вы доставляете людям маленькую бесплатную радость - это настоящий поступок в наше суровое время. - А что могли бы нам пожелать? - Хочу видеть больше информации, особенно той, где один человек готов помочь другому. Это необходимо, это милосердно, наконец. Больше отвечайте на злобу дня, чаще рассказывайте о мероприятиях, которые проводит район. - Как вы оцениваете нынешнюю ситуацию в городе, действия мэра Юрия Лужкова в различных сферах столичной жизни? - Многое из того, что делает Лужков, считаю правильным. Например, адресная помощь, которую столица умудряется выделять самым бедным и незащищенным людям. Вызывает уважение позиция мэра, открыто выступившего против очень жестокой и несправедливой жилищной реформы. На мой взгляд люди с низким достатком должны платить 15, от силы 20 процентов от полной стоимости жилья Вообще, очень тяжело видеть, как множится число нищих, людей, стоящих с протянутой рукой. Когда подаю милостыню старому человеку, всегда приговариваю: "Прости, старик". Зато в это время кое-кому ничего не стоит просадить десятки тысяч долларов в казино. Возвращаясь к вопросу о жилищной реформе, очень надеюсь, что Юрий Михайлович проведет ее в Москве как можно менее болезненно для горожан. - Геннадий Николаевич, завершая беседу, хотелось бы узнать девиз, которому следуете вы как человек и государственный деятель. - Пока живу - надеюсь и верю. По природе я оптимист и не могу жить с опущенными руками. Хотя не скрою, что бывают моменты, когда все хочется бросить. Пытаюсь во всех делах отыскать луч надежды, который должен освещать жизнь любого человека. И обязательно хочу увидеть яркий свет в конце самого длинного и темного тоннеля. - Большое спасибо за интервью и успехов вам во всех начинаниях. - Всего доброго и вам. Хорошую газету всегда можно сделать еще лучше. А всем вашим читателям я желаю здоровья и больше поводов для оптимизма.
    Reply Follow