• Ты помнишь, товарищ?

    - Такие события незабываемы, - волнуясь, говорит Алексей Семенович Кураченхо, - помнится все так, словно было вчера... Нас подняли по тревоге. Собрались быстро, седлали коней и направились к центру города. Вроде бы, путь не далек - базировалась наша часть на Хорошевке. Тьма, метель, снег валит хлопьями. Прибыли на Манежную площадь, ждем сигнала. Поняли, что будет парад войск. Вот уже команда: "Приготовиться!" Быстро стряхиваем снег с обмундирования и с лошадей, строимся, равняем ряды. Наконец, верхом на конях подъезжают и приветствуют нас командующий парадом генерал Артемьев и принимающий парад маршал Буденный. Снегопад прекратится. По площади прошли воины в пешем строю, а за ними мы, конники. Наши лошадки и то чувствовали торжественность момента - красиво прошли мимо трибуны Мавзолея. - Мы с Алексеем Кураченко служили тогда в одной дивизии, - вступает в беседу Павел Яковлевич Погуляй, - но я был ездовым на пулеметной тачанке. Проехали через площадь парадным строем - "коробками": четыре ряда и в каждом по четыре тачанки. - Я в армии служил с 1928 года, - рассказывает Борис Георгиевич Князьков, - сначала был сыном полка, потом кончил училище, служил в танковых войсках. 15 октября 1941годав23 часа получаем приказ: "Срочно прибыть в Москву!" Командира на месте не было. Поднимаю батальон, двигаемся из Реутова в Москву, к площади Маяковского. Поставили танки на Миусской площади, личный состав разместили там же, в высшей школе. 6 ноября получаем приказ: "Утром прибыть к Телеграфу". Там формировалась танковая колонна. Во время парада по всей форме промчались по Красной площади, а потом заняли оборону на Ярославском шоссе, преграждали врагу путь к столице. - А вы на чем проехали тогда по Красной площади? - спрашиваю я у Георгия Васильевича Пикуиова. Он улыбается: - Я на своих двоих, в пешем строю. Нас пригнали из-под Лопасни. Немного потренировались. Ведь надо было идти по 20 человек в ряд, винтовка в руках наперевес, с примкнугым штыком. Дело непростое, а тут еще скользко на мокрой мостовой в наших кирзачах. Но мы не подкачали, прошли нормально. После парада приняли боевые 100 граммов, и - на фронт! Воевал пулеметчиком, шофером. Войну закончил под Будапештом. В разговор вступает многим хорошо знакомый Константин Петрович Ильин - ведь именно к нему обращаются пресненцы по вопросу получения наград и удостоверений за доблестный труд в Великой Отечественной войне. А тогда, в 1941 году, 17-летний Костя занимался в аэроклубе имени Чкалова. 6 ноября мальчишек, кто повыше ростом, собрали и приказали явиться 7 ноября рано утром на сборный пункт. На другой день им дали в руки винтовки (правда, не настоящие, а деревянные), присоединили к колонне ополченцев, и - шагом марш, от Бутырки к центру. Когда шли через площадь, старались разглядеть Сталина и других членов правительства на трибуне Мавзолея. Через год Константин попал в военное училище, закончил его, воевал, был дважды ранен (еще и сейчас сидит в теле осколок!). Войну закончил гвардейцем, вернулся в Москву после Потсдамской конференции, где в составе своего подразделения нес охрану делегаций. ...Встреча подходит к концу, каждому участнику парада вручена денежная помощь с пожеланиями доброго здоровья и благополучия, но ветераны не расходятся - так много воспоминаний!
    Ответить Подписаться