• Дом над речкой Cиничкой

    Толстый семейный альбом, начатый в 40-е годы открывается портретом деда Степана, кузнеца на всю округу, через кузню прошли все сыновья, и герой нашего рассказа Иван Степанович Гречищев, на днях отпраздновавший с семье свое 90-летие. Потрудилась для России династия Гречищевых. Старший сын кузнеца Михаил был обер-кузнецом у Лавочкина, делал элероны - детали, дающие крепость самолетам, средний стал железнодорожником, добровольцем ушел защищать Москву и погиб, Александр, шофер, водил трехтонки по "дороге жизни", Степан Степанович тоже всю войну прошел, и 55 лет отработал в Питере на Печатном дворе. Иван Степановича 90 лет жизни не согнули, высок, видна военная выправка. Необычно сложилась его судьба... - В армии я отслужил более 30 лет. Как кузнеца в 1929 году взяли меня и направили в Кубинку, где создавались первые танковые части. Попросился в мастерские - ведь я владел сваркой. В 1931 году во время учений отметили 10 дневным отпуском работу наших походных мастерских. Потом направили на завод, где ремонтировали танки, там и жил с семьей, а потом в 1940 году назначили в главное автобронетанковое управление, формировали и укомплектовывали танковые бригады. С Жуковым я не раз рядом вот как с вами сидел... - Расскажите об этом подробнее. - Нас, офицеров от Генштаба направляли с документами на разные фронты Великой Отечественной... Но я хочу сказать: война не была внезапной, о ней предупреждали перебежчики, я это сам знал, внезапным было нападение. У Жукова, в землянке в три наката, я был в самые тяжелые дни обороны Москвы, лично слышал его разговор со Сталиным. - И голос Сталина? - Да, слышно было хорошо: "Товарищ Жуков, скажите мне как коммунист коммунисту - удержим Москву или нет?" И Жуков ответил: "Товарищ Сталин, все меры приняты. Москву не сдадим". И попросил "подбросить танков". Тогда я вызвался отправиться за танками в Челябинск. Туда - на самолете. Несколько дней почти не выходил из цеха. Помню женщин - собирающих танки, бледных, решительных. Иногда они падали от усталости. Тут же варили картошку, рядом с ними были и ребята. Готовый танк у ворот сборки ждал боевой экипаж. Погрузил танки на платформы - и без остановки к Москве. Я ехал в кабине машиниста... "Тебе орден положен", - сказал мне тогда Жуков. Приехал в Москву, к жене и узнал: потеряли сына. Детский сад московского военного округа срочно из осажденного города эвакуировали... Жуков тогда мне помог. Написал письмо в Уральский военный округ, начали искать и передали Жукову: детсад в Кургане, под Шадринском. - Помню, как мама за мной приехала, - включается в разговор сын Ивана Степановича - Виталий Иванович. Сидели мы и ели макароны. Мама, худая, одни глаза, появилась на пороге: "Сынок!" А Иван Степанович все не может уйти от прошлого, от командировки в Сталинград, встреч с Коневым, Рокоссовским, Штеменко. Достает поздравление ему с 90-летием военкома Москвы, Пресни, письмо в канун Дня победы из совета ветеранов корпуса офицеров - представителей Генерального штаба в войсках действующей армии. Много лет Иван Степанович на пенсии, а все заходят к нему соседи по старой памяти как к общественнику. Кого помирит, кому поможет полковник советом. А в своей семье - он генерал или даже маршал. Сын, сам уже шагнувший к 60-летию, - инженер, невестка, Галина Петровна, всю жизнь работает на "Фазотроне". И отец ее и брат, и все семейные -"фазотроновцы", патриоты своего предприятия. Кстати, раньше на месте "Фазотрона" был патефонный завод. И Петра Тимофеевича Новикова, отца Галины, за работу наградили, конечно же патефоном. А внучка Елена выбрала себе профессию модную-экономиста. Сессию сдала на отлично! От далекого прошлого переходим к жизни дома на Большом Тишинском. Виталий Степанович и Галины Ивановна рассказывают, что с их балкона было видно, как Геннадий Пищаев репетирует свою знаменитую "Песню певца за сценой", что и сегодня частенько можно видеть певца Лещенко - он сам жил поблизости, а отец его и поныне здесь живет. Одно время в доме жил маршал Жаворонков, сестра Тухачевского. И местные легенды узнаю: о Катерине, что все эти огромные деревья перед домом посадила. О том, что раньше жил в Большом Тишинском предисполкома. Чуть воду горячую отключат - люди к нему. Говорят, переехал! - А если б сейчас он здесь сидел - какие вопросы к местной власти? - Есть, есть вопросы, - басит Иван Степанович. - Где булочная, что была в нашем доме? Где другая булочная, на месте ее ювелирный магазин? Где овощной замечательный на Большой Пресне? Катки раньше в каждом дворе зимой заливали. Где они? А Тишинский рынок для кого построили? Что там простой человек сегодня может купить? Какие замечательные кружки были бесплатные в окрестных клубах, какая библиотека... И снова мы возвращаемся в прошлое. Дом построили в 1957-м, семья переехала, как только ушли строители. Еще номеров на квартирах не было. - Дядя Миша нашел нас по песне, вспоминает Виталий Степанович. Я прошу его достать старый аккордеон. "На огонек" приходит пушистая кошка по имени "Тихон", подсаживается Леночка. Мир, добро этому дому!
    Ответить Подписаться