• Кто вы, доктор Сухарев?

    - Но с удовольствием читаю и нашу газету-то, что о Москве, об актерах - краснопресненцах... - О чем бы вы хотели прочесть у нас в ближайшее время? - Есть у нас музей - биологический имени Тимирязева, а ведь много лет назад здесь был филиал Исторического музея, в нем размещалась коллекция старшего из братьев Щукиных -Ивана, он в развалах, на Сухаревке скупал все то, что относилось к 1812 году, все, что сохранилось после пожара Москвы. Если не ставить вопрос о возвращении музея "в первобытное состояние", то есть смысл разместить там к 850-летию Москвы хотя бы эту коллекцию. И кроме того что-то сохранилось и от старого интерьера дома. Хорошо бы пресненцам увидеть это... - Я от имени редакции предлагаю вам подготовить более подробный материал об этой коллекции, о судьбе дома. - И еще хотелось бы побольше разузнать о нашем, пресненском музее грузинской колонии. - С одной стороны вы - ревнитель московской старины, с другой - доктор технических наук... - Сегодня, 1 октября, как раз у доктора наук день знаменательный: в издательство "Машиностроение" сдан справочник на 800 страниц "Коэффициенты для расчета и усталость деталей машин", я здесь -редактор, а участвуют более 25 крупных специалистов, среди них ученые, с которыми я работал в КБ Туполева. Я там трудился более 25 лет... - Расскажите об этом подробнее, сейчас все, что связано с авиацией, у всех на устах. - После МВТУ, аспирантуры... Когда я пришел в КБ, на взлетной полосе был ТУ-22, потом появилась целая плеяда... Но я еще работал и по ТУ-16, это один из лучших самолетов. Сам технологический процесс таков: опытные образцы - узлы и детали - испытываются в лаборатории, совместно с конструкторами проводятся испытания. Этим и занималась наша лаборатория, в ней было порой до 250 человек, ученые, инженеры и рабочие пополам... Диссертация стала продолжением производственной работы - по узлам поворота крыла. Защитил ее, чтобы быть "солиднее" перед студентами -моими дипломниками и аспирантами. - И теперь вы преподаете... - В Заочном институте текстильной и легкой промышленности на кафедре проектирования машин, читаю и в "баумановке". - Ваши мысли о современной авиации... - Недавно прочел книгу Ле Корбюзье "Самолет. Новый взгляд", потом попросил сына сделать ее перевод с французского. Может быть, удастся издать у нас. Согласен с Корбюзье: самолет должен быть экологически чистым, беззвучно взлетать и садиться. Книга издана в1935 году, попала ко мне, когда списывали в библиотеке КБ старые книги. А философская концепция - словно бы она написана сегодня. - Что вы скажете о нынешних катастрофах - их стало больше, самолеты стали хуже? - Не больше, просто об этом не писали. Но что у вас за устаревший взгляд? Жизнь одна, а "не до и после", и всегда она катится не круглым колесом, а квадратным. Говорить "лучше или хуже" - неконструктивно. Главное - создавать бригады, которые следят за состоянием конструкции. Это самый строгий закон авиации, его нарушать нельзя. Катастрофы на 90 процентов - это ошибки пилотирования или, во всяком случае, причина - человеческий фактор. - Ваше мнение о катастрофе на Шпицбергене? - Категорически сказать не могу. Предполагаю, не поняли друг друга диспетчер и пилот. Все зависит от людей. Помните катастрофу "Яка-42", где погибло сто человек? Проверили все аэропорты - и только в Быково смазывали регулярно одну из деталей стабилизатора. Вот и стерлась, и соскочила всего одна, но смертельная гайка... - Но давайте вернемся в ваш дом на Пресне. Любимое место в доме... - Библиотека. Книги о Тургеневе. - Любимое место на Пресне? - Мой старый двор, хотя там давно уже больше вытаптывают, чем сажают, мой путь от моей улицы Климашкина к Белорусскому. - Ваше пожелание пресненцам-землякам. - У нас удивительно духовный район. Нонадовсем, именновсем, как-то собираться, активнее влиять на культурный рост всех, всех...
    Ответить Подписаться