• Та заводская проходная, что в люди вывела меня...

    – Григорий Васильевич, расскажите, сколько лет вашей жизни связано с Пресней.

    – Вообще-то я еще в детстве с родителями жил на Малой Бронной, 17, в доме, который сам потом сносил. Мы родом с Рязанщины, было нас у матери с отцом пять братьев и все, приехав в Москву, стали кто токарем, кто слесарем, а я освоил несколько рабочих специальностей, работал на авиационном заводе, потом поступил в электротехнический техникум, он был на Большой Грузинской. В войну мы, студенты, копали противотанковые рвы в районе Кунцева, и я был награжден медалью «За оборону Москвы», заканчивал техникум при заводе «Динамо», где и стал работать в отделе главного технолога. И тут же, осенью, поступил в МАТИ. Мы тогда осваивали станки, присланные после войны из Германии без документации. «Разгадал» зубошлифовальный, обучил рабочего, спроектировал оснастку... А как-то принесли мне телогрейку – все в цехах ходили в телогрейках – заводские люди это знают, и сказали, что я назначен зам. начальника цеха – механо-сборочного. В цехе – тысяча человек. Потом стал начальником. И начал постепенно добиваться составления и выполнения суточного графика. Шли годы, и я стал зам. главного инженера завода «Динамо», потом первым директором Всесоюзного научно-исследовательского и проектно-технологического института кранового и тягового электрооборудования, который соседствовал с заводом. И тут назначение на Пресню, на завод «Памяти революции 1905 года», где тоже, по моему профилю, делали электрооборудование. Завод тогда лихорадило, я вновь принялся внедрять ритмичную сдачу продукции. Главное же было в применении новых технологий, и в людях, к которым надо не только подходить с уважением, но и уметь потребовать работать со знанием дела и на совесть. Ровно тридцать лет тому назад пришел я на завод, проработал директором более восьми лет и... меня избрали председателем исполкома Краснопресненского райсовета. Честное слово, я не сразу согласился занять эту должность, говорил: «От трубы не уйду». Но в райкоме настояли.


    – Скажите, за годы вашей работы в исполкоме – с 1972-го по 1985-й – что было построено у нас на Пресне, особенно вам дорогое, памятное?


    – Хирургический корпус детской больницы им. Дзержинского, дома для «Трехгорки» и «Памяти революции 1905 года», крупнейшая в Европе плодоовощная база на 100 тысяч тонн единовременного хранения и вроде бы небольшой, но очень удобный павильон на Патриарших прудах, там сделали и раздевалки для конькобежцев, и буфет с доступными для ребят ценами. Павильон был старинный, мы его на районные средства и с привлечением средств предприятий реконструировали. Построили и музей истории Красной Пресни. Район наш многоплановый, сами знаете. Опорой мне были наши пресненские жители. Благодаря их письмам, звонкам, да и заходили ко мне часто, я успевал быть в курсе всех событий.


    – Как вы считаете, теруправлению необходим бюджет района, как это было при вас?


    – Конечно. Иначе управлять районами невозможно. Нам давали 40 миллионов, правда, мы защищали бюджет в Моссовете, отчитывались за его исполнение. Потом мы могли сами назначать руководителей районного хозяйства. Сегодняшние районные руководители таких возможностей не имеют, это ослабляет действенность их решений. Мы в районе знали всех и вся. А как можно эффективно руководить из округа? Это намного сложнее.


    – А много выговоров у вас было? Спорили ли вы с «верхами»?


    – Спорил, и получал по строгому предупреждению в год.


    – Хочу посоветоваться с вами. Вот уничтожили чудесный газон на Тверском, готовятся поставить более чем четырехметровый памятник Есенину. Я считаю, не надо было трогать замечательный бульвар, где каждое дерево – историческое.


    – Согласен с вами.


    – Григорий Васильевич, вся ваша жизнь связана с Красной Пресней. Я знаю, скоро вы отметите свое 70-летие. Поздравляем вас от нашей Пресни, желаем здоровья, радости!

    Ответить Подписаться