• Где ныне крест и сень ветвей...

    - Самое старинное захоронение сегодня, - поведал знаток древностей Москвы, автор книги о ее некрополях Михаил Дмитриевич Артамонов, - относится в первой половине XIX века, от XVIII века никого не осталось. Здесь последний приют великого трагика Павла Степановича Мочалова, русского Гамлета, автора оперы "Аскольдова могила" Алексея Николаевича Верстовского и сочинителя задушевных, исполняемых когда-то в каждом доме романсов "Гори, гори, моя звезда", "Не пробуждай воспоминанья", "Нет, не тебя так пылко я люблю" Петра Петровича Булахова.
    В старинных аллеях, где уже давно отцвели когда-то любовно посаженные подснежники, незабудки и, почему-то особенно много ландышей, останавливают имена декабристов: Михаила Александровича Бестужева, Павла Семеновича Бобрищева-Пушкина. То вдруг встречаешь имя Владимира Ивановича Даля, автора "Толкового словаря живого великорусского языка" - теперь, слава Богу, его можно купить!.. А вот еще памятник - "Алексей Ермилович Разоренов" - это автор слов песни "Не брани меня, родная...".
    Заходим в дирекцию, где застаем мастера участка Юрия Георгиевича Чапчука.

    - Скажите, что вас сегодня более всего беспокоит?

    - Порядок и чистоту мы стараемся наводить. Но не хватает постоянно денег. К примеру, трудно вывозить мусор - теперь это стоит баснословно дорого. Нужна от нашего Центрального округа финансовая помощь не "к случаю", не "от Пасхи до Пасхи", а систематическая, в течение всего года, чтобы мы могли планировать некоторые работы.
    Мы считаем необходимым включить территорию кладбища в зону патрулирования силами РУВД. Это наше предложение мы просили сотрудников ЦАО передать и мэру Москвы, потому что это общегородская проблема.

    - Сегодня все дорого. Сколько же стоит похоронить человека?

    - Сами похороны по-скромному обходятся в 730 тысяч рублей. Но много дороже это может обойтись: венок, к примеру, стоит 300 тысяч рублей...

    - Вся Москва помнит об актах вандализма - фашистские знаки на могилах людей с нерусскими фамилиями - в их число попал и Теодор Нетте. Потом некто посягнул и на могилу Сергея Есенина. Найдены ли виновные?

    - Нет, конечно.

    - Здесь бывают тысячи людей. Предлагаются ли им книги, путеводители, схемы?

    - Буклет и книга о Ваганькове, что вышла в "Московской рабочем" в 1991 году давно распроданы. Нужны новые издания и для этого нужна помощь.

    - Ведутся ли поиски списков всех, от века здесь почивших москвичей, а их более полумиллиона, переиздавались ли мартирологи?

    - В 1941 году на здание, где находится дирекция кладбища, упала бомба, архив погиб и доселе не восстановлен. Но с 1941 года книги ведутся систематически. Значит, у нас полного объема сведений нет.

    - Юрий Георгиевич, вот вы, знаю, более двадцати лет трудитесь здесь. Как вы полагаете, есть ли "другая жизнь"?

    - Есть.

    Ответить Подписаться