• Блистательный Мефистофель

    Разговор о судьбах оперы, начатый после премьеры "Алеко" мы продолжили в доме замечательного певца, на заставленной вековыми деревьями и современными машинами улице недалеко от зоопарка. В кабинете место лишь небольшому роялю, проигрывателю, книжному шкафу, полному пластинок с записями во многих странах опер с его участием, альбомов романсов и русских песен. На стене - фотографии гостеприимного хозяина в различных ролях, спетых им на сцене Большого театра. О, как памятны те спектакли не только меломанам, но и многим любителям оперного пения - ведь когда-то билеты на галерку в Большой были по 4 рубля, потом по 40 копеек! Борис Годунов, Мельник из "Русалки", прекрасный юный, с пшеничными кудрями воин Руслан, Гремин из "Евгения Онегина"... И Дон Базилио из "Севильского цирюльника", и, наконец, его блистательный Мефистофель.
    Да, за 27 с половиной лет на сцене Большого театра спето более 40 партий, а романсовый репертуар составил более 250 шедевров мировой классики. Но я невольно останавливаю взгляд на портретах Марио Дель Монако, он в роли Герцога из "Риголетто" и "Хозе".

    - Иван Иванович, где вы встретились с Марио Дель Монако?

    - В Париже, в "Гранд-Опера". Я пел партию Бориса Годунова, и мне было тогда вручено свидетельство о том, что я принят в Почетные члены "Гранд-Опера". Марио Дель Монако получил это звание за две недели до меня и приветствовал меня за кулисами как собрата. Я гастролировал во Франции шесть раз... Очень дорого мне воспоминание о том, как после оперы "Фауст" подошла ко мне внучка Шарля Гуно, поблагодарила и сказала, что у меня особый, изящный, изысканный Мефистофель. Мне оставалось заметить, что это заложено в самой музыке. И еще - я репетируя эту роль, как и роль Бориса Годунова, "советовался" с Шаляпиным. Все его книги - самые "зачитанные" в моей библиотеке. И глубоко тронуло меня, когда однажды кончилась опера "Борис Годунов", ко мне подошла дочь Шаляпина, Ирина и дала "талисман" - старинный перстень, который Федор Иванович надевал всегда, когда пел царя Бориса. Я долго хранил его, тоже надевал, когда пел эту роль и в Испании, и во всех странах Европы, и в Японии, и в Австралии, и во многих городах нашей страны, а я исколесил ее вдоль и поперек.
    Лишь год назад я отдал его в дом-музей Федора Ивановича, теперь он в экспозиции.

    - Это ваш "второй дом" на Пресне, мы писали о том, что свое 75-летие вы отметили именно там.

    - Вообще у меня с шаляпинским домом особые отношения. Его сотрудники относятся ко мне с искренней любовью и видимо не случайно. Я
    все время обращался к его творчеству, я с детства слушал его прекрасное пение, я "питался" им, я влюблен в шаляпинские традиции - они жили у нас в Большом театре. Какая плеяда замечательных певцов - а сопрано, а тенора, а баритоны, а басы, наконец! Призвание певца - нести радость жизни.

    - Иван Иванович, как вы считаете, что надо, чтобы вернулись легендарные времена Большого?

    - Я скажу так, - пока не будет во главе большого дирижера, режиссера, который понимает оперное искусство, пока не придут актеры с яркой индивидуальностью - перемены невозможны. Но ведь можно обновить декорации и вернуть старые спектакли, ведь их делали великие мастера.

    - Скажите, когда вы сами пришли в театр?

    - Я начал петь еще в школе, первый раз именно на школьном вечере, на ул.Мархлевского, я спел арию Гремина. А первые уроки я слушал дома, пению учились мои братья и сестры. Поступил в музыкальное училище им. Глазунова и перед самой войной стал солистом оперного ансамбля при филармонии, руководил им Иван Семенович Козловский. С началом войны занятия прекратились, а я с бригадой артистов был на Брянском и Волховском фронтах, где мы за полгода, и зимой, дали более 300 концертов, выступали на передовой. А затем, с мая 1943 года, я стал солистом Большого театра, мне посчастливилось спеть лучшие басовые партии, романсы Рахманинова, Даргомыжского, Глинки, Шуберта - это все красота, это сплав изумительной музыки с чудной поэзией, они призваны своей силой облагородить человеческую душу.

    - Есть ли романсы, наиболее близкие вашей душе?

    - Это романс "Ты как цветок прекрасна".

    - Скажите, Иван Иванович, ваша жена тоже актриса?

    - Да, она балерина, выходила на сцену в "Спящей красавице", "Жизели"...

    - Иван Иванович, вы много лет выходили на сцену в "Князе Игоре", "Борисе Годунове" вы в сущности прожили в старине годы. Как вы видите будущее России?

    - В каком бы краю земли я ни был, я пел русские песни. В них - сила и доброта, и удаль. Волна отхлынула, но она вернется еще более могучей.

    - Что бы вы пожелали читателям нашей газеты, пресненцам?

    - Я пожелаю людям, которые живут со мной рядом, чтобы они с бодростью, и с энергией, и верой в будущее пережили трудное время. Желаю им здоровья, бодрости.

    Ответить Подписаться