• Поезд идет на войну

    Ночной Белорусский вокзал - самый фронтовой из московских - вновь будит печальный и гордый марш "Прощание славянки". Под него уходили составы на фронт Великой Отечественной. Тогда же здесь на перроне белорусского, впервые спели 26 июня 41-го песню "Вставай, страна огромная, вставай на смертный бой!"
    Все это помнит старый вокзал. И, может быть поэтому, подходя к электронному табло, чтобы справиться о своем поезде, люди неожиданно читают: "Дорогие ветераны 8-й стрелковой Краснопресненской дивизии народного ополчения! Ваш поезд - N 131 Москва-Брест, вагоны 21, 22, 23... Желаем вам доброго пути. Желаем здоровья, счастья, мирного неба!". Так приветствовали руководители Белорусского вокзала ветеранов пресненского ополчения. Они по традиции, установившейся еще с 1981 года, ехали под Ельню, на станцию Коробец... Неподалеку от нее - поле, где осенью 1941 года приняла свой смертный бой краснопресненская дивизия, закрыв собой разрыв между 24-й и 43-й армиями, и на три дня "задержали продвижение противника" - как сказано в справке о боевом пути дивизии.
    Но вот они ждут, рассаживаются по местам, поезд двинулся, там за окном, но оживают воспоминания.
    И сначала говорят о тех, кто не смог сегодня поехать. Увы, с каждой поездкой их все меньше. Но едут их дети, жены, сестры и наверное вскорости, даже внуки. Нет в живых Натальи Алексеевны Карнауховой, матушки Валерия Тишкина. Помнится, шагала она в один из прошлых поездок по полю, все шептала: "Валерочка, я здесь". Не знала она, где именно погиб шеснадцатилетний Валерий, но чувствовала - на этом широком, с необозримыми, уносящими сердце русскими далями, под этим небом, которого так много над Уваровом, селом, близ которого и развернулся тот гибельный бой. Ополченцы с пятью патронами и винтовками старого образца, гранатой и одной бутылкой зажигательной смеси и против них - танки, утюжившие людей. И все же задержали врага.
    Об этом повествует Александра Ивановна Рютина, председатель Совета ветеранов дивизии. А у нее самой, знаю, удивительная судьба. Пошла в ополчение с пятью девчатами с "Трехгорки". Все они были сандружинницами, но и стрелять умели. Первый ее бой. Она слышит
    голос: "Пристрелите меня!". И навстречу ей - боец, у которого нет нижней челюсти, разорвана шея. Знала - не жить ему, но перевязала. И снова ее позвали. Так прошел день, потом ночь. Тот первый бой... В мирные дни она была одной из знаменитых ткачих, но и сегодня она по-военному строга к себе в первую очередь и к своим однополчанам. Вот едет, хотя у нее еще не зажил перелом ноги и она шагу не может сделать без костылей, помогать себе не позволяет. Но уже здесь ее не слушают, напоминая фронтовую шутку о том, что длинная винтовка на одного, а маленький солдатский котелок - всегда на двоих.
    Не уснуть... Еше одна судьба. Клавдия Ивановна Батраева жила до войны в Хлебном переулке, отец ее работал на Тестовке, на Знаменном заводе. А мама - Зинаида Ивановна Седова - гардеробщицей в консерватории. Ей и поручили записывать желающих идти в ополчение. Тогда не знала она, что ее муж Иван Яковлевич и дочка Клава записались в ополчение. У Клавы и ее учитель истории Гольдберг из 69-й школы, а он был немолод, пошел ополченцем. Что он погиб, узнала уже после войны. На поле у Уварова отец был ранен, дочь перевязала его, оторвав рукава его рубахи. Сама она осталась в строю. Из санинструктора она стала военным переводчиком, ходила в разведку, была тяжело ранена, контужена, но прямо из госпиталя ее, еще не оправившуюся от контузии, взял человек, которому она спасла жизнь. Он пришел за ней вместе с ее отцом. Стал ее мужем, у них сын. Клавдия Ивановна пройдет 9 Мая по Красной площади - высокая, подтянутая, с красивой прической, молодыми голубыми глазами. Узнаете - поклонитесь ей, хотя она-то себя никакой героиней не считает. А вот первый бой и друзья-ополченцы с Пресни для нее - святое...
    ...Утреет. Пошли за окном поля. Станция Коробец. И автобусом - к Уварову, к братским могилам - жители вопреки запретам оккупантов по ночам хоронили убитых. День разгулялся, теплый вечер приносит утешительный аромат новорожденных листьев, но у многих на глаза слезы. У стелы, что поставлена на главенствующей высоте в Память погибших на этом поле - митинги. Пришли жители Уварова, принесли малых ребят, мальчишки набежали стаей. Выступает командир полка, что стоит на этой земле, говорит, что преклоняется перед мужеством ополченцев. Песню о белых журавлях поют ребята и девочки 83-й школы, где 9 Мая вновь соберутся ветераны краснопресненского ополчения.
    Среди тех, кто навеки остался на этом поле были те, кто стал бы знаменитым математиком, историком, музыкантом, кто уже был им... Ведь в ополчение Пресни вошел цвет московской интеллигенции. Так случилось, что на обратном пути я зашла в "купе вдов". Они сберегли письма, что получали с фронта 50 лет назад... И вот рассветный Белорусский. Помолодевшие, окрыленные дружбой бойцы возвращаются с войны к обычным земным, несомненно у них добрым делам.
    И говорят спасибо трудам тех, кто организовал и финансировал эту поездку. Назовем их и мы. В основном, это теруправление "Пресненское" , а также банки - Георгиевский, Промстройбанк, Мосбизнесбанк и другие.
    Членам президиума Совета ветеранов дивизии, среди них особо - С.Н.Строганову. И заботливым проводникам, и всем работникам Управления дороги и Белорусского вокзала, что помогали поездке и приготовили даже в каждом купе цветы...
    Мы приехали рано и светлый нежный рассвет встает над любимым городом.
    Ответить Подписаться