• Мгновения войны, мгновения любви...

    Андрей Гончаров:
    - Странные, необычные вопросы - такими будут и ответы. При слове "война" я вижу ее первый день, 22 июня. С путей за Ваганьковом уходит эшелон под Вязьму, на Смоленск. И через кладбище, меж крестов, на фоне собора Воскресения бегут ко мне проститься моя мама и моя невеста.
    Вы спрашиваете о самом главном впечатлении жизни - очевидно, это момент, когда я понял, что я режиссер - успех пьесы Артура Миллера "Вид с моста"...
    Я бы хотел для моей страны такого мгновения: вернуть России российское в географическом, в национальном, в эстетическом плане. Российское народное - как понимал это Лев Толстой: простота, добро, правда.

    Владимир Этуш:
    - Самый светлый день войны - 9 Мая, я тогда только выписался из госпиталя. А самый огненный -13 октября 1943 года. Тринадцать суток держались мы на клочке высокого берега реки Молочная у города Токмак, километрах в ста от Запорожья. Потом атака. Мы закрепились на плацдарме. Стало тихо, но разрывные пули посвистывали, прошивали траву. Я встал во весь рост и тут посвист пули, слишком близкий. Полгода в госпитале...
    Ваш второй вопрос - о счастье. Оно приходило, когда удавалось через мои роли в театре, кино выразить дорогие мне идеи - человечности, доброты.

    Надежда Каратаева-Папанова:
    - Я вижу череду дней, они проходят передо мной, как вагоны санпоезда, где я служила. Перед войной я поступила в ГИТИС, но с мамой оказалась в эвакуации, в Новосибирске. Пошла на курсы сандружинниц, направили в санпоезд N 74. Раненых везли в купе на трех полках, всех накормить, перевязать, успеть выпустить боевой листок, а попросят и прочитать стихи. "Жди меня" Симонова чаще всего просили... Были в вагоне и тяжелораненые, нелегко - но ведь мне было только семнадцать...
    Наверное, потому что была санитаркой на войне, я сразу почувствовала, как нелегко стройно держаться высокому новичку, вошедшему в нашу аудиторию в ГИТИСе. Гимнастерка, на ней две нашивки о ранениях. Он опирался на палку. Назвал свою фамилию: "Папанов". Вот ату нашу самую первую встречу я и считаю самым счастливым мгновением моей, нашей с Анатолием Дмитриевичем жизни. И еще
    - когда родилась дочка. И когда вместе на сцене Театра Сатиры играли в пьесе "Гнездо глухаря".
    Когда я думаю о судьбе России, о ее сегодняшних горьких мгновениях, я вспоминаю героиню спектакля, где сейчас играю в театре "Мир искусства", спектакль поставлен по рассказу Шукшина "Материнское сердце". Мать надевает рюкзак, повязывает платок и идет за правдой, справедливостью. Она не успокоится, дойдет. Так и наша страна.

    Юрий Никулин:
    - Самый яркий день войны - День Победы. Прибалтика. Прижатая к кромке моря 350-тысячная армия врага. Ожидание атаки, у нас воевали, хотя уже был взят Берлин. И вдруг ночью - буквально по всем нам, спящим вповалку бежит кто-то: "Мир!" И наши последние залпы - салют. Завтрашнего боя не было - враг капитулировал.
    Самое счастливое мгновение - свадьба с Татьяной Николаевной 26 мая 1950 года. Были друзья, была ее любимая сирень. Я и этой весной подарю жене ветки сирени.
    Лучшие мгновения России впереди - она должна стать сильной, достойной, справедливой.

    Татьяна Самойлова:
    - Самый горький день войны 16 октября 41-го. Горячая пустая Москва и над ней голос Левитана: "Врагу столицу не отдадим!"
    Мое счастье - самые трудные мгновения съемки фильма. Так снималась сцена прощания у школы, уход добровольцев в фильме "Летят журавли", когда я после съемок падала без чувств от усталости, так снималась предпоследняя сцена - встреча Кити Анной Карениной... Сердца моих героинь открыты, но окружающие их не понимают - и это страшно, как фашизм...
    Сегодня опускаются руки, те, кто служил стране верой и правдой, оказались за бортом родины. Но время безусловно революционное. Жду для России мгновения, когда матери будут спокойны за судьбу своих сыновей.

    Ответить Подписаться