• После разговора с начальником

    Как известно, работники милиции – люди неразговорчивые, а нашего брата журналиста не жалуют и подавно. Почему? Как сказала мне одна из работниц 88-го отделения милиции: "Вы все перевираете". Правда, оговорилась, что относится это не к районной газете, а к журналистам вообще.
    Мое знакомство с жизнью отделения началось с кабинета его начальника – Акименко Сергея Васильевича. Работа у начальника отделения нелегкая, забот хватает, и много времени Сергей Васильевич мне уделить не смог. Но рассказал, что больше всего хлопот доставляет рынок на Тишинской площади. В первую очередь, это нарушения правил торговли. Место на рынке стоит дорого, и многие, не желая платить разбредаются по окрестностям и торгуют на всех углах. В отделении тут же раздаются звонки местных жителей. Во-вторых, на рынке торгуют "травкой" и часто предлагают, сей товар даже работникам отделения, которые ходят в штатском.
    За последний год, по статистике, наибольшее количество преступлений в районе было совершено на территории 88-го отделения милиции. Их зарегистрировано 420. Раскрываемость их – 47%. Преобладают угоны автотранспорта. Кроме этого, задержано было около 50 человек с холодным и огнестрельным оружием. Таких "клиентов" поставляет все тот же рынок. И не только таких. На территории рынка поймано около десятка карманников. Нелегко справляться с таким объемом работы, ведь офицерский состав отделения – всего 25 человек.
    После разговора с начальником я, в сопровождении его заместителя Виктора Михайловича Лисицына, отправилась на рынок. На так называемом "блошином рынке" можно было купить все, начиная от старой галоши и до антикварных часов.
    – Скажите, у вас хоть что-то покупают?
    – Нет.
    – Зачем же вы тогда здесь стоите, мерзнете?
    – Просто жалко выбросить, и мы отдаем все цыганам за 20 рублей. Да и что, дочка, дома делать-то? Скучно. Вот на работу хотела устроиться, да никому не нужна. Я проработала 44 года и получаю пенсию 86 тысяч рублей. А у меня на иждивении дочка с внучкой. Дочка получает 90 тысяч. Как прожить? Хоть бери веревку и вешайся. А здесь на людях побудешь, все легче.
    Осмотрев рынок, мы поинтересовались у некоторых продавцов, имеют ли они документы на свой товар. У большинства приезжих, торгующих мясом, не было даже справки санэпидконтроля. Boт что сказал нам заместитель директора рынка Виктор Николаевич Миронов:
    – На "Тишинке" раньше была лаборатория, где врачи могли подтвердить качество товара, но рынок сейчас на реконструкции, а у нас врача нет. Но торговать без справок мы не разрешаем. Что касается "блошиного" рынка, то это традиционно для нашего города, и мы их не выгоняем. Мы наняли дворников, которые за ними убирают. В основном там торгуют жители района, самые малоимущие слои населения. С остальных торгующих мы взимаем плату – 30 тысяч рублей в день. Эти деньги идут в основном на покрытие расходов, содержание сотрудников рынка, еще мы вкладываем деньги в реконструкцию Тишинского рынка. Мы также занимаемся благотворительностью. В частности, устраивали воскресные обеды для малоимущих, а с весны, как только потеплеет, собираемся устраивать благотворительные завтраки.
    Кстати, вот такие "прогулки" по рынку входят в обязанность участкового.
    – А каковы критерии оценки работы участкового: чем больше доставлено нарушителей – тем лучше, или наоборот? – продолжила я разговор с зам. начальника отделения.
    – Чтобы было задержано не меньше, чем в прошлом году. Преступность растет, это видно по обстановке. Вот, к примеру, в квартире живут лица, которые там не прописаны, и совершают преступление. Мы выясняем, почему они там жили и почему участковый не выявил этих нарушителей. Участковый получает выговор.
    – А в случае хорошей работы участкового бывают поощрения?
    – В этом году нас вообще не поощряли. Вот в прошлом году, к примеру, было ограбление "Маркон-банка". Мы выезжали туда. Была стрельба, троих наших сотрудников ранили, один умер в больнице. Мы задержали преступников, хотя и не всех, но задержали. И никакого поощрения за это не получили. Работаем мы на голом окладе. Если взять, к примеру, муниципалов или ОМОН – у них есть какой-то стимул, есть премиальные. Посмотрите, как они одеты! Разве сравнишь с нами? Вот вневедомственная охрана, у них есть свой расчетный счет, свои деньги. А мы на гособеспечении, и поэтому не можем себе позволить ни новые машины, ни экипировку.
    – Виктор Михайлович, сейчас очень много бомжей, это просто бич нашего города. Вы пытаетесь как-то решить эту проблему?
    – Но что мы можем сделать? Ну приедем, заберем этого бомжа, а потом отпустим, и он пойдет в соседний подъезд. Раньше за бродяжничество была уголовная ответственность, а сейчас их и не сажают, и не предоставляют им жилплощадь. Та же проблема с алкоголизмом: раньше принудительно отправляли в ЛТП, а сейчас этого нет. Есть, правда, 17-я наркологическая больница, но туда принимают только по собственному желанию. Здесь участковый может только морально внушить пойти лечиться.
    – Считается, что многие сотрудники милиции берут взятки. Как вы к этому относитесь?
    – Я могу поручиться за наших участковых, но есть, конечно, в милиции и такие, которые берут взятки. Чем это объяснить? Наверное, тем, что зарплата такая маленькая. Я думаю, если бы хорошо платили и работник был бы в достатке, он взяток не брал. Я вот, офицер, а получаю столько, сколько простой милиционер в муниципальной милиции.
    – Между двумя сторонами закона очень тонкая грань. Если, к примеру, совершено тяжкое преступление и преступник пойман, не возникает желания разорвать его на куски? Всегда ли вы воздерживаетесь от этого?
    – Если не удержишься, значит сам нарушишь закон. Но надо иметь железные нервы, чтобы удержаться. А иначе в милиции лучше не работать.
    Тел. 2-го РУВД – 256-75-75, 88-го отделения милиции – 251-18-63.
    Ответить Подписаться