• Приятного аппетита, господа!

    Если "Женитьба Фигаро" - драматическая увертюра революции 1789 года, то романтическая драма Гюго "Эрнани" - буревестник революции 1830 года. Драма была вызовом правительству и королю. И имела успех скандала. Поставленная в "Комеди Франсез" в 1879 году драма. "Рюи Блаз" стала триумфом Гюго. В ней - тот же мятежный дух. Что же сегодня вызвало на сцену театра имени Моссовета этот спектакль?

    Итак, мы на премьере. Программа гласит: совместная постановка театра им. Моссовета и театра "Люсернер" (Париж) при содействии Французского культурного центра. Постановка, Кристиана Ле Гийоше (Франция), сценография и костюмы Даниеля Люрадура (Франция).
    Сценография... С первых тактов понимаешь все значение этого слова. Спектакль живописен. Очарование подлинности костюмов (а эта традиция романтической драмы явилась ещё в прошлом веке в первых постановках), которое охватывает с первого обхода королевской стражи в черных кожаных плащах, не оставляет вас все три часа. Странны декорации: в них сочетание французских красок и испанской архитектуры.

    Ни на секунду не забываешь, что ты в театре, с волнением следишь и за интригой, и замечаешь, насколько удалась та или иная сцена, реплика. История любви бедного дворянина, надевшего лакейскую ливрею, чтобы быть вместе с господином при дворе и видеть королеву, чтобы она каждое утро находила на скамье в саду свои любимые цветы...
    Юноша становится орудием мести умнейшего и коварного царедворца. Но на время он фактически правитель Испании. Он далеко пойдет. "Если успеет", - договаривает один из министров.

    Он успел. Успел в нетерпении сердца заставить полюбить себя на мгновение, а после своей смерти и навек, королеву. Успел сказать министрам, которые поделили Испанию, доходы "всех отраслей ее хозяйства": "Приятного аппетита!".
    Умно, искренне играет своего героя А. Ильин. Его Рюи Блаз застенчив, пылок в сценах с королевой, внутренне независим в сценах с Доном Саллюстием, своим хозяином, стыдится своей зависимости от него. Монолог Рюи Блаза о судьбе Испании, которую довел до разрухи, раскрадывают, распродают оптом и в розницу, которая стала сточной ямой Европы - наивысшая точка спектакля и роли А. Ильина.
    Через головы алчных министров звучит обращение: "Проснись, испания!" - и далее: "Очнись, Россия!"
    Теперь понимаем, почему театр выбрал эту пьесу Виктора Гюго. Почему роль Дона Саллюстия так неоднозначна в исполнении Г. Короткова: нелегко быть орудием собственного гнусного замысла. Не предусмотрел злодей лишь одного - человеческого благородства и вечного непокорства силам тьмы, самоуверенной несправедливости.

    А вокруг них - и звезды во главе треугольника, светящейся голубым мерцанием, королевы Марии (ее играет E. Крюкова, учащаяся студии театра) - бушует стихия театра. Каждая роль (кроме, пусть простят меня, членов "совета министров") - как блеснувшая грань в мозаике. Высветившись на миг, все они играют в общем аккорде. Так несколько минут держит зал в веселье Дуэнья - н. а. России И. Карташева.
    На премьере не было свободных мест. С отменным вкусом поставлен спектакль. Приятного аппетита, господа!

    Ответить Подписаться