• Работать во взаимодействии

    – Александр Владимирович, какая криминогенная обстановка сложилась в первые пять месяцев в ЦАО? – В первые 5 месяцев текущего года произошло увеличение массива зарегистрированных преступлений. Но борьба с преступностью оценивается не по количеству зарегистрированных преступлений, это может лишь характеризовать улучшение нашей учетно-регистрационной дисциплины, она характеризуется привлечением к уголовной ответственности лиц, которые виновны в совершении противозаконных деяний. Увеличилось количество направленных уголовных дел в суд по умышленным убийствам, по тяжким причинениям вреда здоровью, а также по кражам, в том числе квартирным, грабежам, разбойным нападениям, и по составу преступлений так называемой двойной превентивности – это угроза убийства, причинения легкого вреда здоровью, нанесение побоев. По административным правонарушениям значительно возросло количество лиц, привлеченных к административной ответственности за нарушение порядка проведения митингов, шествий, демонстраций, пикетов, с одновременным нарушением правил дорожного движения. Вообще, в целом у нас существенно возросло по сравнению с прошлым годом количество массовых мероприятий. Естественно, это отвлекает значительные силы милиции. Возросло количество лиц, привлеченных за мелкое хулиганство, за неповиновение сотрудникам милиции. Увеличилось количество экстремист-ских проявлений, активизировали свою негативную деятельность представители различных политических партий, таких, как национал-большевистская, авангард коммунистической молодежи. Спортивные болельщики также готовы зачастую выяснять отношения противоправным образом не только между собой, но и с иными гражданами, вплоть до организации погромов. Это тоже вызывает у нас серьезные беспокойства, ведь если не принимать меры, то могут случиться непоправимые вещи. Но оперативную обстановку в этом плане мы удерживаем. – У многих жителей ЦАО вызывают озабоченность такие проблемы, как несанкционированная торговля и проституция. При этом многие ратуют за ужесточение ответственности за подобную противозаконную деятельность. Что вы думаете по этому поводу? – Вопрос очень актуальный не только для ЦАО, но и для всей Москвы, но центр наиболее притягателен для этого. Понятно, что несанкционированная торговля порождена определенными социально-экономическими проблемами, поэтому одними принудительными административными, уголовными мерами порядок навести очень сложно. На самом деле мы, конечно, его наводим, для этого есть рычаги, есть законодательство – административное, уголовное. Но подчеркиваю, эта проблема должна решаться комплексно. Есть Закон города Москвы, принятый депутатами Мосгордумы, запрещающий торговлю с рук в неустановленных местах, который действует уже около двух лет, и позволяет нам привлекать к ответственности тех, кто торгует с рук. Есть в административном кодексе соответствующая статья. Но есть и определенные проблемы, с которыми мы сталкиваемся. Например, московские законы не позволяют нам конфисковывать это имущество. Что касается проституции, то этот вид криминального бизнеса очень востребован везде, а в центре – особенно, так как здесь все проезжают. Причем, не ошибусь, если скажу, что это – организованная преступность, это смычка с правоохранительными органами, определенные «крыши», которые прикрывают этих женщин легкого поведения. Нам позволяет с ними бороться Административный кодекс, в котором за занятие проституцией предусмотрена ответственность. Не буду сейчас говорить о некотором его несовершенстве, хотелось бы внести небольшое изменение в соответствующую статью, но, тем не менее, она позволяет привлекать и к уголовной ответственности. Причем, статья эта изменена, если раньше к притонам относились только помещения – квартиры, сауны, бани, общепиты, где можно было приобрести такую категорию женщин, то сейчас Закон позволяет бороться и на улице с этим явлением. Конечно, довольно сложно задокументировать подобную деятельность, чтобы были достаточные основания для привлечения ее организаторов к уголовной ответственности, но мы это делаем… И результаты по сравнению с аналогичным периодом прошлого года у нас улучшились. – Есть такое понятие, как сезонность преступлений. Что наиболее характерно для летнего периода? – Это связано с сезонной и ежедневной миграцией, в Москву приезжают на работу и просто отдыхать те, кто живет в ближайшем или дальнем Подмосковье, и даже в сопредельных областях. У некоторых появляется искушение совершить какое-то преступление – например, украсть магнитолу из машины, стащить в кафе оставленную без присмотра сумочку или сотовый телефон, либо совершить «рывок» той же сумочки. Летнее время характеризуется и отпусками, когда сюда приезжают не только россияне, но и граждане бывших союзных республик, которые совершают здесь преступления. Допустим, граждане Таджикистана, Казахстана приезжают сюда и работают в жилищно-коммунальном хозяйстве, на строительных объектах. К сожалению, это доставляет нам определенные неудобства в криминальном плане, потому что они склонны к совершению преступлений – как между собой, то есть дерутся, убивают друг друга, и точно так же подчас проявляют себя по отношению к москвичам и другим гражданам, которые находятся в Москве, совершают тот же спектр всех криминальных преступлений – от краж, грабежей, разбоев до убийств и изнасилований. – Ваша оценка деятельности общественных пунктов охраны порядка в целом по ЦАО и на Пресне в частности? – Общественные пункты охраны порядка были созданы в соответствии с Законом города Москвы и постановлением правительства Москвы. Вопрос, на мой взгляд, очень значимый в настоящее время. На территории ЦАО уже создано 72 общественных пункта охраны порядка. Вообще, суть их заключается в том, чтобы сама общественность участвовала в правоохранительной деятельности – во всевозможных формах ее проявления. Причем, идея такова, что на этом общественном пункте будет располагаться и участковый пункт милиции, где должен находиться старший участковый и его подчиненные. При этом ни участковые не должны подменять ОПОП, ни председатель ОПОПа не должен руководить участковыми. Они должны работать во взаимодействии! Наше пожелание было, чтобы председателем ОПОПа становился, как правило, пенсионер, который имел бы какое-то представление об этой деятельности, например, бывший сотрудник МВД, спецслужб либо Российской армии. Недавно состоялась коллегия префектуры ЦАО по этому вопросу. Префект положительно оценил ту работу, которая уже проведена по созданию ОПОПов. Суть в том, чтобы оказывать помощь правоохранительным органам в их деятельности. Допустим, если что-то противозаконное совершается в жилом секторе, должны быть активны сотрудники ЖКХ. Это могут быть те же дворники или сантехники, которые ходят по квартирам и могут там выявлять различные правонарушения, выявлять лиц, которые проживают незаконно, а также лиц, незаконно сдающих внаем жилье различным категориям граждан, которые могут представлять оперативный интерес в плане совершения террористических или экстремистских актов. Они могут выявлять притоны для занятий проституцией или употребления наркотических средств. Понятно, что задокументировать, привлечь к уголовной ответственности могут только представители правоохранительных органов, тот же участковый уполномоченный, оперативный уполномоченный. Но идея как раз таки такова этих общественных пунктов охраны порядка: давать сигнал. Когда участковый пункт милиции находится рядом, то правоохранную деятельность можно осуществлять совместно с участковыми, членами добровольной народной дружины, представителями общественности. То есть, мы относимся к этим общественным пунктам очень положительно. – А есть уже результаты такой совместной деятельности?.. – О результатах сейчас говорить рано – общественные пункты охраны порядка только созданы. На коллегии префектуры мы конкретно определились, как нужно работать. Кто-то хотел сделать крен в сторону того, что участковые не работают, типа того, что этот общественный пункт нужен для того, чтобы заставить участковых работать. Но, извините, для того, чтобы заставить участкового работать, есть, в конце концов, его руководитель, и ОПОП для этого создавать не нужно. – Сейчас москвичи поедут в отпуска, а вместо них в столицу приедут те, кто охотится за их квартирами и имуществом. Проводится ли профилактика квартирных краж, и каковы ваши советы горожанам? – Самая надежная охрана жилищ – это, конечно, вневедомственная охрана. Я призываю всех, кому позволяют возможности, и у кого телефонизирована квартира, устанавливать охранную сигнализацию. В ЦАО наибольший процент квартир, которые взяты под охрану, хотя сам по себе он невелик, и хотелось бы, чтобы эта цифра была больше. Профилактика квартирных краж заключается опять же в работе и участковых уполномоченных, и тех же советов общественности. Например, если в подъезде сломан кодовый замок, участковый может прийти на общественный пункт охраны порядка, куда входят представители ЖКХ и т.д. и потребовать установить кодовый замок. Или может предложить найти активных жильцов, которые соберут деньги, чтобы организовать работу консьержки и оборудовать ее место кнопкой тревожной сигнализации. Это гораздо дешевле, чем устанавливать на все квартиры сигнализацию с выводом на пульт вневедомственной охраны. Такая совместная профилактическая работа должна, безусловно, принести плоды в профилактике преступлений. – Известно, что порой офицерские должности в милиции занимают сержанты, старшие сержанты. Испытываете ли вы кадровый голод? – Первоначальная зарплата, которую получает аттестованный офицер или сержант милиции, примерно одинакова, и колеблется в размерах 8-10 тысяч рублей. Это немного. Нам бы хотелось, чтобы зарплата повышалась. В течение каждого года службы она, конечно, повышается, есть определенные социальные гарантии защищенности милиционера – бесплатное медицинское обслуживание, путевки в ведомственные санатории и т.д. Но, на мой взгляд, этого недостаточно, чтобы в милицию шли профессионально подготовленные, образованные, порядочные люди, которые с честью бы исполняли свой долг. Милиционерам необходимо платить как профессиональным полицейским на западе, тогда можно будет ожидать и совершенно другой результат. В настоящее время идет отток профессиональных кадров, они уходят в высокооплачиваемые коммерческие структуры, где находят применение своим способностям. Некомплект у нас по офицерскому составу где-то 4 процента, по рядовому и младшему начальствующему – чуть больше пяти процентов. – Очень часто из СМИ приходится слышать, что милиция коррумпирована. Ваша точка зрения. – На данном этапе, конечно, существует очень много сотрудников, которые коррумпированы, я об этом отчасти сказал. У нас есть подразделения собственной безопасности, которые занимаются выявлением мздоимцев, крышевателей, поборщиков и т.д. К сожалению, такие лица есть. Буквально недавно мы привлекли участкового уполномоченного за получение взятки, одного оперативного уполномоченного и даже руководителя, правда, его привлекли за превышение обязанностей – избил подчиненного. Так что такие факты есть, мы с ними боремся. Нам стыдно за таких людей, которые у нас работают. Но мы наводим в этом плане порядок, и, думаю, сами своими совместными усилиями его наведем.
    Reply Follow