• Глаза бы глядели в глаза…

    Кадры из иного фильма – иная песня: две странницы вечных – любовь и разлука – проходят сквозь сердце мое...

    Дают свет. На сцене она, Елена Камбурова. Она поет ту самую песню Булата Окуджавы: "Лишь только б не смолк под дугой колокольчик, глаза бы глядели в глаза"... Она поет, и вот красавица собирает оливы, ее обнимает "всеми руками" ветер, и больше ей никто не нужен. На смену ей возникает грустная блоковская девушка, что пела в светлом луче. Врывается румяная с мороза гимназистка, грациозно сбивая снег с каблучка. Меняется песня, и все преображается в актрисе – глаза, руки, голос. На излете песни о прекрасной деве в саду роз и поэте или паже, который не решается сделать шаг к ней, Камбурова на миг замерла – и я увидела статую из средневекового собора. Главное – окаменели на долю секунды глаза актрисы.

    Интервью с Еленой Камбуровой начал зал: получит ли крышу Театр камерной эстрады, когда же, где выйдут, наконец, первые ее пластинки... И вот я уже у нее дома, и нас слушают цветы, раскрытый рояль, трехцветная, на счастье, кошка Катерина. А за окном мороз, и билеты на Брянск ждут на круглом столике.

    – Елена Антоновна, у вас больше 200 песен. Из всех эпох, где живут ваши герои и героини, какую выбрали ли бы вы себе?

    – Моя та, где есть добрые глаза, свет и умение увидеть лучшее, что есть в природе. Где творчество – суть жизни.

    Россия... какая она в ваших песнях?

    Знаете, у меня есть песня на стихи Александра Галича. Так и называется – "Россия", и вся пронизана болью за страну, извечно трагические страницы ее истории: "что ни враль – Мессия". Галич спрашивает с тоской: а была она, та самая: "та, с привольными нивами, та – в цветенье сирени, где родятся счастливыми и уходят в смиренье, где, как лебеди, девицы, где под ласковым небом каждый с каждым поделится Божьим словом и хлебом". Вот какую Россию хотят видеть ее лучшие люди.

    – Есть ли пути к этому?

    – Если каждый не будет повиноваться закону опущенных рук. Вставать и идти. Просыпаться с мыслью: "А что я могу сделать полезного для друзей, для моей страны?"

    – Когда я звонила вам перед концертом, вы сказали: у вас есть что сказать именно о Пресне.

    – Да, есть. Я приехала в Москву и хотела поступать в театральный институт. Позвонила буквально по "09": "Где можно заниматься художественным чтением?" И меня направили в Дом медика. Там прекрасный педагог Нина Александровна Буйван. Александр Калягин занимался в этой же группе, он был у нас звездой. Помню, у себя в дневнике я написала "Саша Калягин" и много восклицательных знаков. И мы с ним дружили в то время. Я работала на стройке, а в студии занималась самозабвенно – это был мой первый дом в Москве и свет. Волею судеб этот дом снова приютил меня, стал репетиционной базой. Ну, а потом, когда поднялась коммерческая волна, нас буквально выбросили на улицу.

    А иные вам памятные места на Пресне?

    – Консерватория – праздник. И театр Розовского. Два последних спектакля: "Мертвые души" – чудо какой моноспектакль Филиппенко и недавний спектакль Розовского чеховский "Дядя Ваня", мне было очень уютно в те вечера в зале театра. ...Вот еще Зоопарк. Потом в Польском посольстве я часто выступаю. И Ваганьковское для меня Пресня. Там много дорогих могил, но я особо хотела бы сказать о Лене Енгибарове, которого считаю гением. Он был поэтом, просто реализовался в пантомиме. Я, конечно, счастлива, что нас в свое время судьба свела...

    У нас традиционный вопрос: видите ли вы свет, надежду впереди?

    Я уверена только в одном: надо жить по закону природы. Вот растет трава. Она ждет, что обязательно придет весна, что придет пора показать свою красоту людям.

    Ответить Подписаться