• Чем живет школа

    Чем живет школа

    Категории: №31, Интервью
    – Татьяна Юрьевна, очень часто говорят, что сегодня наши дети сильно загружены учебным процессом… – Загрузка была всегда. И если она есть, то ребенок не попадает на улицу. А дети, которым нечем заняться, слоняются туда-сюда. Но и родители просто боятся выпускать детей на улицу из-за криминогенной обстановки в городе. Исчезли дворы, где дети могли бы гулять, чувствуя себя в безопасности. Если для малышей что-то есть: качели, песочницы, то для ребят постарше – очень и очень мало. И хотя не первый год правительство Москвы реализует программу «Мой двор, мой подъезд», «Выходи во двор – поиграем», спортивных площадок также немного. Я понимаю, что содержать их нерентабельно, но они нужны. А пока для уличного, дворового спорта условий практически нет. Сегодня то, что доступно – каратэ, теннис, аэробика, плавание, – как правило, только за деньги. А если бесплатно, то из тебя пытаются сделать профессионального спортсмена. Хорошо знаю по нашим бесплатным спортивным школам – тренировки 6-7 раз в неделю! – А как используется спортивная база школ? – По всем школам сказать не могу. У нас, к примеру, спортивный зал загружен почти до 11 вечера – и учащимися, и жителями микрорайона. Ребята могут заниматься волейболом, баскетболом, футболом, большим теннисом, каратэ, хореографией, современными танцами. Кроме того, у нас детская художественная школа, хор и т.д. – Какими силами удается все это осуществлять? – Приходится использовать все возможности. Во-первых, привлекать педагогов дополнительного образования для занятий с детьми. А в ряде случаев приходится договариваться. Скажем, для ребят из спортивной баскетбольной школы мы предоставляем зал, а тренеры спорт-школы обучают наших детей бесплатно. Есть и платные дополнительные услуги, лицензия школы позволяет это делать. В целом базу школ надо использовать более эффективно. Но нужна упрощенная схема оформления арендных отношений, а то можно просто утонуть в куче бумаг и массе согласований. Возможно, эти вопросы могли бы легче решаться, если бы школа была юридическим лицом. Тогда мы могли бы самостоятельно заключать договоры и взаимодействовать не только с Департаментом образования, но, к примеру, с Комитетом по физкультуре и спорту. – А не следует ли возложить на школу все функции работы с детьми и подростками, особенно в плане координации с другими отраслевыми департаментами города Москвы? – Предложение хорошее, но опять все упирается в финансирование. Никто не хочет делиться своими средствами: отпущены деньги Департаменту образования, вот и работайте с учетом выделенных объектов. А вопросы спорта, культуры, здравоохранения и т.п. – это уже другие строки бюджета. Здесь очень много вопросов. И мне, к примеру, непонятно, почему на ремонт школ нельзя использовать средства доли города, поступающие от инвесторов? Может быть, ввести какой-то фиксированный процент отчислений на развитие материально-технической базы школ, спортсооружений. Есть еще одно предложение – более разумно использовать средства, которые выделяются на проведение праздников. Сейчас стало чуть ли не модой устраивать их во дворах. Людей приходит немного, иногда меньше, чем артистов, а деньги выделяются немалые. Может, за счет них, к примеру, построить в районе один-два спортивных объекта. К сожалению, мы как депутаты муниципального Собрания не владеем в полной мере информацией о том, какие средства выделяются на район и на какие статьи. А ведь среди депутатов немало специалистов в своих областях, которые могли бы дать дельные советы исполнительной власти, как более эффективно потратить выделенные городом средства. – Уже не первый год система образования в Москве строится согласно городскому Закону, принятому Мосгордумой. В чем особенности этого документа? – Закон города Москвы «Об образовании» принят в 2001 году, через три года в него были внесены некоторые изменения. Закон закрепил понятие вариантности школьного образования. Это означает, что получать необходимые знания можно различными способами, в том числе на дому, через экстернат и т.п. В ближайшем будущем планируется открывать даже специальные школы дистантного обучения для детей, которые в силу тех или иных причин не могут посещать обычную общеобразовательную школу. Получает развитие и форма семейного воспитания, когда ребенок числится в школе, а занимаются с ним родители либо самостоятельно, либо нанимая педагогов. Если говорить об экстернате – ускоренном обучении, то есть школы, где такая форма применяется с 5 класса, но в основном – это 10-11 классы. Такие дети заканчивают школу в январе, у них появляется время для подготовки к поступлению в институт, но экзамены они сдают вместе со всеми. Кроме того, существует много школ, ориентированных на конкретные высшие учебные заведения. Есть, к примеру, и «Школы здоровья», которые имеют особый статус и сочетают образование с проведением лечебно-профилактических мероприятий. Правда, таких школ немного, у нас в ЦАО – всего одна, в Таганском районе. – Есть ли у Закона «Об образовании» слабые стороны? – Да. У нас, к сожалению, родители хорошо знают обязанности школы, но совершенно забывают про свои собственные. Закон это четко не прописывает. И получается, что все вопросы и образования, и воспитания переносятся на школу: мы, мол, ребенка вам отдали, вот вы им и занимайтесь! У нас, к примеру, есть 10-летний мальчик, который живет на Тверской, в благополучной семье, но в школу он ходит один, пересекая несколько улиц, загруженных транспортом, и также один возвращается. Дома до него ни у кого нет дела. Учится он неважно, а в последнее время стал даже пропадать с уроков. Ребенок нужен только школе, мы бьем во все колокола, а в семье к нему проявляет внимание лишь младшая сестренка! Таких примеров много. Бывает, что у богатых родителей дети лишены семейного тепла, они с гувернантками, нянями, шоферами и т.п. А когда возникают проблемы, школа остается с ними наедине, родителям все время некогда… Мне в целом не очень нравится политика государства по отношению к педагогу. К сожалению, сам статус учителя приравнен чуть ли не к обслуживающему персоналу. А вот о защите прав учителей не говорит никто. – Чем сегодня живет школа № 1240, которую вы возглавляете? – У нас сформирован хороший творческий коллектив людей, по-настоящему преданных своему делу. В школе работают победитель и лауреаты московских конкурсов «Учитель года», «Молодые таланты», много заслуженных учителей России, педагогов, чей стаж приближается к 40-50 годам. Учителей у нас около 60, а весь персонал – примерно 120 человек. Успешно сочетаются опытные и молодые педагоги, такой своеобразный разновозрастный отряд получился. Мы не стоим на месте и постоянно развиваемся. В школе созданы «Центр здоровья», работают психолог, логопед. На хорошем уровне преподаются иностранные языки, наши ребята становятся победителями на различных конкурсах. Активно участвуем в олимпиадах по безопасности движения, команда школы побеждала не только на уровне города, но и России. В ближайшее время думаем направить свои усилия на возрождение российской культуры с точки зрения литературы, искусства и т.п. И еще одна проблема – выявление талантов, которые могут принести огромную пользу нашему государству. У нас есть технология работы с трудными детьми, а вот с одаренными – нет! – Вам наверняка доводилось бывать за рубежом. Что интересного и полезного в области образования можно было бы перенять? – У них система образования построена несколько по-другому. Весь процесс обучения во всех школах длится до пяти-шести часов вечера. Уроки в отличие от наших длятся полтора часа. У нас почему-то сдвоенные уроки проводить запрещают, хотя для старших классов это вполне можно ввести. К примеру, химия – сначала теория, потом практика. Начинаются занятия в 8.30, между парами – небольшой перерыв, а после двух пар – уже часовой отдых. Каждый проводит его так, как он хочет – можно перекусить, погонять мяч, полежать на травке. После обеда – продолжение занятий, одна – две пары, но все предметы – по выбору. К примеру, музыка – это занятия в школьном оркестре! К 5-6 вечера все заканчивается, домашних заданий практически нет, все успевают сделать в школе. Кроме того, во всех школах – прекрасные спортивные залы, площадки, во многих – бассейны. Замечательно оборудованы лаборатории, библиотеки, огромные читальные залы. Естественно, полная компьютеризация, Интернет. Очень много практики. Конечно, наше образование более глубокое. Но за рубежом, а мне довелось побывать и в европейских странах, а также в США, Японии, все знания – практико-ориентированные, то есть дети учатся применять полученные знания на практике. – Вы входите в состав рабочей группы муниципального Собрания, которая занимается проектом «Пишем вместе историю Пресни». – Проект очень нужный и важный. Но, к сожалению, сегодня исчезли поколения целеустремленных людей, которые с необыкновенным трепетом относились к истории своего района. У нас в школе все помнят Валентину Ниловну Бондикову, которая до глубокой старости водила детей на экскурсии по заповедным местам Москвы, с упоением рассказывала о каждой улице, каждом доме, о людях, которые здесь жили. Вообще, краеведческую поисковую работу в школах должен возглавлять человек взрослый, может быть, получающий за это дело зарплату. Он должен быть одновременно и организатором, и педагогом, и воспитателем. А сейчас надо собирать все по крупицам, вплоть до того, что вести записи рассказов людей, которые много лет живут на Пресне. Им есть о чем вспомнить… – Участвовала ли ваша школа в конкурсе сочинений на тему: «Если бы я был главой управы»? – Мы с ребятами на эту тему общаемся постоянно. Жаль, что на районном уровне этот конкурс провести не удалось. Надеюсь, в будущем году управа с муниципалитетом сумеют его организовать. Ребята, кстати, высказывают порой очень дельные мысли. – Школу пионерских и юношеских организаций проходили все советские люди. Сегодня этого нет. А что появилось взамен? – Проблема в том, что у нас нет правящей партии с идеологией, которая была бы понятна и воспринята людьми. Наверное, на государственном уровне необходимо подумать о создании массовых молодежных организаций. Пионерия и комсомол принесли много пользы нашему обществу. А сегодня больше слов, чем дела. Идеология у каждой партии хорошая, но как ведут себя представители этих партий! И все это показывают по телевидению! Кроме разочарования, никаких чувств не возникает. Давайте дадим каждому депутату по заброшенной деревне – пусть поднимают! И оценим их работу по результатам. Ладно, мы в Москве живем, а что в глубинке делается? А в заключение я хотела бы пожелать всем пресненским выпускникам успешно сдать экзамены, выбрать дело, которому можно будет служить всю жизнь. В добрый час!