• Клуб детей и внуков ветеранов

    Клуб детей и внуков ветеранов

    Категории: №24, Интервью
    – Алиса Вячеславовна, в конце апреля вашему отцу – легендарному летчику, Герою Советского Союза Вячеславу Филипповичу Башкирову, совершившему за годы войны более 300 боевых вылетов и сбившему 18 фашистских самолетов, исполнился бы 91 год. Несколько слов о нем… – Да, летчик он, действительно, был легендарный. Легенды о нем сопровождали его практически всю жизнь. Родился он по-настоящему в рубашке – в этом пузыре около-плодном, и когда в деревне его крестили в церкви, все радовались, ведь в рубашке рождаются люди, которые будут предохранены от всего плохого. И вот, когда 4 мая 1945 года, сбив 18-й по счету фашистский самолет, он сам был обстрелян и, не сумев катапультироваться, упал с самолета, и при этом остался жив, это было чудо. Его буквально по частям собрали в госпитале, после чего он пять лет ходил в металлическом корсете. И все же, как он остался жив тогда – до сих пор большая загадка. Есть еще одна легенда об отце. Во время войны он сбил мессершмит, которым управлял потомок Бисмарка. Самолет этот русские техники привели в порядок, установили наши опознавательные знаки, и отец на нем до конца войны сбивал немецкие самолеты. А через много лет он встретился с этим самым потомком Бисмарка в Берлине, им обоим было уже под 60, и разговор, конечно, получился интересный. Еще один эпизод: однажды во время войны отец на боевом самолете прилетел в родное село Лукашевка Иваньковского района, под Курском, причем, приземлился прямо под окнами своего дома. Есть заметка во фронтовой газете – «Радость Башкировых». Двое стариков прибежали, и мать кричала: «Сыночек, любимый мой, прилетел, не забыл стариков!». – С какого года вы живете в главной архитектурной достопримечательности района – знаменитой высотке на Кудринской площади? С кем из известных соседей общался ваш папа? – До нас в этой квартире жил архитектор высотки, но недолго – переехал в новый свой дом, и где-то в 60-х годах сюда въехали мы. Папа тогда был заместителем министра гражданской авиации. В доме жило много авиаторов. В основном, общались мы с авиаконструкторами. Здесь жил конструктор Антонов, Туманский, и когда я стала испытателем самолетов по пассажирскому оборудованию, защитила кандидатскую диссертацию, то, в основном, общалась с их детьми. Еще в нашем подъезде жило много артистов – Михаил Царев, Элина Быстрицкая, Петр Олейников, которых мы очень любили. – А в гости ходили друг к другу? – Да, ходили к Туманским, к Антонову, и к другим соседям по лестничной площадке. И не только ходили в гости, но и на этой площадке устраивали праздники, здесь, например, прошла моя свадьба. На нашем этаже жили потомки графа Трубецкого, которые привозили из Парижа фильмы, мы их показывали. Здесь жил писатель и журналист Семен Нариньяни, который массу юмора привносил в нашу компанию, с его сыном Сашей мы до сих пор созваниваемся… Еще папа очень сильно дружил с поэтом Евгением Ароновичем Долматовским, который хоть и не жил в высотке, но часто бывал у нас в гостях вместе с дочерьми. Песни его тогда пела вся страна. По его роману в стихах «Добровольцы» был поставлен фильм. В этой кинокартине прообразом летчика, Героя Советского Союза Славки Уфимцева, был мой отец – Славка Башкиров. А жена Уфимцева Варенька, с которой он вместе летал, – это моя мама Варвара Григорьевна Башкирова. Они прожили с отцом вместе 64 года. У Долматовского было 5 жен, а у папы одна, по этому поводу они все время дискутировали. Долматовский говорил: «Мне всегда нужно новое вдохновение». А отец говорил: «А мне дома нужна стабильность, спокойствие и вечная любовь». – Чем живет возглавляемая вами первичная организация № 14 Совета ветеранов Пресненского района, в состав которой входят ветераны высотки? – Я только три месяца как председатель Совета ветеранов, и честно скажу, ощущения у меня грустные. Ветеранам по 90-99 лет, 11 человек не выходят из дома. Это люди, которым необходимо общение. Конечно, нельзя сказать, что они шибко заброшены, но дело в том, что им бы очень хотелось, чтобы их слушали. Детям их слушать некогда, внукам – тем более, поэтому я сейчас организовала клуб, который называется «Наши мемуары». Помогает мне в этой работе предыдущий председатель Совета ветеранов Иван Николаевич Филиппов, который очень много сделал за те 15 лет, что был на посту. Вместе с ним мы ведем прием каждого нашего ветерана – для того, чтобы послушать, о чем он говорит, чем живет, какие у него мысли на будущее. Мемуары писать они не хотят – им уже тяжело, но рассказывают о своей жизни с удовольствием. Кроме того, мы открыли еще один клуб, который называется «Дети и внуки ветеранов». Как ясно из названия, он объединяет детей и внуков ветеранов. Дети ветеранов хотели бы, чтобы, во-первых, их отцов не забыли, во-вторых, чтобы не забыли и их самих, а в-третьих, они предлагают свои собственные решения вопросов, которые не успели завершить их родители. Надеемся, что также в клуб придут внуки и правнуки ветеранов и, таким образом, в наш Совет вольются свежие силы. – Каковы, на ваш взгляд, основные проблемы, с которыми приходится сталкиваться в настоящее время ветеранам войны, живущим в центре столицы? – Одна из главных проблем у ветеранов высотки сейчас такая – дом стоит на горе, и к нему ведут две огромные лестницы, по которым ветераны вынуждены с большим трудом ходить в магазин «Забота». Районный Совет ветеранов принял решение: пока не открыт магазин, который раньше работал в высотке и всех нас снабжал, поставить около подъезда три торговых машины-палатки, где можно было бы купить продукты и овощи. Потому что спуститься по этой лестнице, а затем подняться с продуктами наверх – это для ветеранов непосильная задача. Но мы столкнулись с проблемой – жители нашего дома не желают убирать свои машины в гаражи, ставят их около подъезда. Получается, что машины нам дороже ветеранов! Вторая проблема – ветераны достигли такого возраста, что за продуктовыми заказами к 9 мая нельзя посылать их куда-то далеко. В идеале, конечно, надо, чтобы заказы доставляли на дом. Центр социального обеспечения делает свою работу, развозит ветеранам продукты. Но кто отнесет им постирать белье? Кто уберет их квартиры, приготовит обед? А таких ветеранов у нас много – примерно 15 человек. Я обращаюсь к руководству ЦСО с просьбой – не только привозить продукты, но и помочь решить ветеранам эти вопросы. Я договорилась с церковью Девяти Кизических мучеников, чтобы они нам привозили горячие пирожки, сметану, творог, мед со своего подворья прямо в комнату Совета ветеранов. Это удобно. Нам предлагает районный Совет ветеранов благотворительные обеды, но, как правило, они устраиваются далеко от высотки, поэтому туда дойти ветераны не могут. Дают талоны на ремонт обуви, но ходить также очень далеко – к станции метро «Маяковская». – Многие наши собеседники, которым, как и вам, посчастливилось именоваться жильцами высотки на Кудринской, жалуются на то, что сегодня жизнь в этом доме разладилась – магазин и кинотеатр закрыты, кругом машины, шум и гам от торговых павильонов перед станцией метро «Баррикадная»… Ваш комментарий. – Правильно жалуются. Я, конечно, не могу сказать, что жизнь в доме разладилась, жизнь есть жизнь, она идет, только более усугубились проблемы жителей, и первая проблема, что негде покупать продукты. Да, хорошо, что открыли магазин «Забота» за Баррикадной, но опять же, эта лестница перед домом убивает всю заботу, зимой в морозы ветераны не выходили из дома, потому что там был каток. Казалось бы, такой дом, такие квартиры, такие удобства, а из этих квартир выйдешь – и зубной щетки или лампочки не купишь… Я бы очень хотела, чтобы нам ответил кто-нибудь, когда же наш магазин заработает? И найдется ли в нем хоть маленький отдел для кафе, как было раньше, где бы ветераны могли покушать? – Как вы относитесь к строительству многоуровневого подземного гаража в непосредственном соседстве с вашим домом? – Все это проблематично, потому что неизвестно, что будет с двумя уровнями, которые принадлежат ветеранам этого дома. Не секрет, что многие старики живут арендой от этих машиномест – как поступят с ними? Пока такое впечатление, что это «кот в мешке» для нас. Может, старые два уровня вообще рухнут, ведь надстраивать на старом всегда довольно опасно. Не знаю, как архитекторы с этим смиряются. – Ваш комментарий по поводу состояния сквера, расположенного около высотки... – Сквер наш – это, конечно, ужас… Дорогие товарищи, это же в середине Москвы, около такого красивого дома! Мало кто знает, что на месте высотки когда-то давным-давно стояла церковь, которая называлась храм Иисуса Навина. И что же мы видим сегодня – вообще некуда выйти погулять, лавочки в сквере разломаны, горы мусора, ни цветочков, ничего. А ведь раньше такой красивый сквер был, росли вековые липы. И мы, дети ветеранов, и наши дети выросли в этом скверике. Сегодня деревья гибнут на глазах. Слава Богу, вроде, начали что-то сажать. Неужели мы все это поддержать не сможем?.. – Недавно управа района организовала соревнования по боулингу для ветеранов, как вы думаете, нужны ли такие мероприятия? – Конечно, это здорово. Особенно обрадовались наши внуки, что можно пойти вместе с ветераном и «катануть» этот шар. Для большинства ветеранов это, конечно, тяжело, у нас в высотке очень пожилые люди, поэтому они не смогли пойти. Но, в любом случае, это неплохо, необычно, ново. – Справляется ли, на ваш взгляд, наша районная газета с информированием жителей о насущных проблемах? Каких материалов хотелось бы видеть больше? – Наша районная газета, я бы так сказала, нужна, необходима, ее любят, ее ждут и без нее не могут жить, но… хотелось бы что-нибудь такое, о чем мы не говорили. Мы бесконечно говорим о скверах, о машинах, о магазинах, но хотелось бы увидеть на страницах газеты какую-нибудь духовную рубрику, ведь, как известно, через дух идет лечение души и тела. Кстати, я написала сейчас книгу об этом – «Наука о человеке или как стать достойным Эры Водолея». Поскольку я кандидат наук, то пишу научные книги, но довольно нетрудные для понимания. Сейчас людям так не хватает духовности, и вот этого в газете нет вообще. Есть критика, но я против нее. Мне кажется, критику придумали люди, чтобы друг друга ею убивать. К примеру, если в семье кто-то начинает критиковать отца, мать, или же родители начинают критиковать детей за что-либо, то ничего хорошего из этого не выходит. Да ты возьми и сделай – тихо, молча и спокойно. Критика в семье недопустима, как недопустимы и любые замечание старшим по возрасту, а допустимо только – любить, творить, строить и улучшать жизнь! – Есть ли какие-нибудь пожелания – кому угодно?… – У меня есть пожелание руководителям нашего государства. Раньше на Востоке существовал замечательный обычай – когда решались вопросы государства, то звали старейшин, аксакалов, которые благодаря своей мудрости могли подсказать правильные направления, потому что за плечами таких людей – огромный опыт. Если мы сейчас ветеранов «отрежем» совсем от общества, молодежь этот опыт будет годами нарабатывать. И придет в итоге к тому же, к чему пришли наши ветераны. Так не правильнее ли взять у них все самое лучшее?! Воплотить в жизнь это лучшее поможет институт старцев, институт духовной власти!