• За счастье нужно биться...

    За счастье нужно биться...

    Категории: №20, Интервью
    – Наталия Николаевна, почти вся ваша жизнь связана с нашим районом. Что для вас значит Пресня? – Я выросла в Англии в дипломатической семье и жила с родителями сначала в Лондоне, затем в Стокгольме. В семь лет меня привезли к бабушке на Патриаршие пруды и определили в спецшколу № 20 в Вспольном переулке, ее я и закончила. Кстати, в этой же школе училась и моя дочь. Но я водила ее туда уже с Тишинки. Очень яркие ощущения остались от пресненского снега. Дедушка катал меня на санках на Патриарших прудах. Он ходил в больших валенках, без калош. И снег тогда был другим – белоснежным и искрящимся. Его не обрабатывали химическими веществами, как сейчас, потому он искрился и хрустел. И этот хруст, и то, как снег переливался, помню до сих пор. Когда я вышла замуж, то какое-то время мы жили недалеко от метро «Аэропорт». По трагической случайности наша квартира сгорела, и нужно было переезжать. Я ужасно хотела вернуться в «ауру» Пресни. И мы переехали сюда. Помню прежний Тишинский рынок и тех бабушек, которые знали меня еще девочкой. Они спрашивали, как мое здоровье, как чувствуют себя дочка и муж, приносили мне какие-то травки, говорили: тебе нужно попить, ты такая бледная. Сегодня я слышу, как в моем дворе бегают, играют, кричат дети – и это очень хорошо. Когда-то в каждом пресненском дворе была своя команда детей, до ночи звучали их голоса. Я бесконечно рада, что детские голоса есть и сейчас, и надеюсь, что в нашем дворе они будут всегда. Пресня – это кусочек меня. Случается, дома не сплю допоздна, и вдруг замечаю, что наступила такая тишина, которая бывает только далеко за городом, и думаю: Господи, как хорошо, неужели я в центре Москвы. Ну, это просто любовь. Я всегда возвращаюсь сюда. Встречаюсь с друзьями… Все мы родом из детства и из этой памяти. Такая память, наверное, и есть наше богатство. – Есть ли у вас любимые места на Пресне? – Мой дом на Большой Грузинской, Дом кино, который находится рядом, на Васильевской улице, Московский зоопарк, куда мы ходили с дочерью Наташей, когда она была маленькой. Это и все переулочки вокруг Патриарших прудов, и булгаковский дом, и «нехорошая» квартира, в которой мы бывали не раз… Да, пожалуй, все мои маршруты и пути. Я даже не знаю, где мне здесь нехорошо. Все улочки и переулочки Пресни «сотканы» из меня, я из них, и мне здесь хорошо. Пресня – это я. – Вы живете в районе с детства, он менялся у вас на глазах. Нравится ли вам современная Пресня? – Моя мама живет на Патриарших прудах, и раньше, когда я возвращалась от нее по улице Красина к себе на Тишинку, не было ни одного фонаря, были какие-то зияющие подвалы, я боялась идти по тротуару и шла почти по проезжей части, пробегала весь путь буквально на одном дыхании. Сейчас иду и гуляю. Стало более красиво и безопасно. Конечно, район изменился, стал другим. Но память любого человека возвращает его в те времена, когда он был моложе, о чем у него сохранились хорошие воспоминания. – Вы ходите в пресненские магазины? – Хожу и очень люблю. Рядом с моим домом есть много разных магазинчиков и супермаркетов. Все зависит от того, когда мы приезжаем домой. Если очень поздно, то захожу в «Перекресток» на Тишинке или в маленький магазинчик неподалеку. Мне интересно общаться с людьми. Со многими поговоришь, что-то обсудишь: продавцы спрашивают, например, почему давно не приходили, куда уезжали. Это нормально, и меня это не раздражает, скорее наоборот, доставляет какое-то удовольствие. В актерской профессии есть то, что отсутствует в других. С тобой здороваются совершенно незнакомые люди. Приходишь в аптеку, в магазин, людям кажется, что они с тобой знакомы. Они здороваются, ты в ответ улыбаешься. И вот этот контакт дорого стоит. Бывает, куда-то зайдешь, с кем-то пообщаешься – и настроение поднимается. – У вас достаточно успешно сложилась женская судьба и творческая карьера, но почти во всех фильмах вы играете несчастливых женщин. Это ваш выбор или так случается? – Наверное, так получается. Но мне интересно играть людей и их судьбы на изломе, в каких-то тяжелых ситуациях, покопаться в душе, интересно понять, почему человек поступает так, а не иначе. Это привлекает. Но недавно я сыграла роль в картине у моей дочери – и там есть надежда на счастье. Фильм называется «Год Лошади – созвездие Скорпиона». Прошлой зимой он демонстрировался на Первом канале. Это история бывшей цирковой артистки, которая крадет из цирка свою лошадь, так как понимает, что ей грозит беда. Они сутки ходят по Москве, встречают разных людей, едут в трамвае, спасаются от погони, лазают по этажам. И, в конце концов, в трамвайном депо встречают музыканта, которого играет Ивар Калныньш. Сейчас я снимаюсь в фильме моего мужа Владимира Наумова «Джоконда на асфальте», где моя героиня – ужасно смешная женщина, увлеченная театром, живописью, экстравагантная и несчастная. Она хочет выйти замуж за нелепого мужчину, похожего на человека эпохи Возрождения. И здесь тоже присутствует надежда, что все закончится хорошо. – Что для вас главное в жизни? – Я очень люблю дом. Жизнь и моя профессия заставляют меня много ездить по миру и постоянно быть в окружении людей. Поэтому, когда бываю дома, выключаю телефон и наслаждаюсь тишиной. Люблю домашний уют, люблю готовить. Если есть время, могу и «поколдовать» на кухне. Но время будто сжимается, убыстряется сейчас. Очень много всего происходит, и надо успеть. У меня нет времени на размеренный покой. Болеет мама – надо успеть, болеет брат – надо успеть. После съемок картины «Год лошади – созвездие Скорпиона» у меня остался конь Кирилл. Он оказался никому не нужен. Мне нельзя на нем ездить: в последний день съемок Кирилл скинул меня из ревности. Теперь он просто живет в конюшне, и его тоже надо проведывать. Я обожаю Кирилла и рада, что он жив. 700 килограммов счастья, как я говорю, – столько он весит. Рада, что у меня девять лет живет кот-найденыш Илья Ильич Обломов. Потому что для меня главное, чтобы мои близкие, которых я люблю, были рядом и живы. За это надо очень сильно биться. Жизнь – она разная, и нужно биться за нее, за счастье. Однажды я остановила самолет. Мы с мужем летели во Францию, и он случайно выпил не ту таблетку. Самолет «Эр Франс» уже шел на взлет. Увидев, что Володя побледнел, я ворвалась в кабину пилотов и совершенно тихо и спокойно (громко говорить не умею) попросила их остановить самолет, и они послушались… Вот за своих близких надо биться, надо не отдавать их, если они на краю, надо делать все мыслимое и немыслимое, бросать все, потому что самое главное в жизни – не отпустить. Если ты внутренне отпустишь, все пропадает. Жизнь давала мне много разных вариантов, многое было, но я поняла, что это надо делать, и не вправе сказать себе, что я устала, не могу, у меня опустились руки. – Вы с большим теплом рассказываете о своих близких, о своей семье… – Так случилось, что моя жизнь и карьера – это все вместе. Моя семья занимается тем, что бесконечно любит. Это уникальная ситуация. Что было бы, если у меня муж не был режиссером, я не знаю. Если я уезжаю, то муж понимает, что я уехала на съемки, и рад этому. Если я работаю с ним, то это двойная радость, потому что мы вместе. После того, как я сыграла большую роль в первой картине моей дочери, то увидела, что она – очень талантливая девочка. Сейчас мы вместе снимаемся у моего мужа. У нее два образования – актерское и режиссерское, и режиссерское пересилило. Она лидер по сути своей, а актерская профессия зависима, непредсказуема. Ты не можешь знать, что будет дальше. А профессия режиссера более самостоятельная, к ней сходятся очень многие вещи. А актер может только играть. Моя семья, моя работа, мой дом – это все такой конгломерат, который нельзя разорвать, это все так проросло, и я бы не смогла жить ни без того, ни без другого. – Есть у вас любимые роли? – Я ужасно люблю фильм «Легенда о Тиле», где играю Неле. Это вообще была звездная картина, в том смысле, что там играли Евгений Леонов, Алла Демидова, Лариса Малеванная, Михаил Ульянов, Владислав Дворжецкий и много других фантастически талантливых людей. Я была молоденькой, и это была моя первая роль у А. Алова и В. Наумова. В ней я впервые ощутила свои силы, что у меня в этой профессии что-то начинает получаться. Хотя это была не первая моя по счету картина. К тому времени я уже получила премию за лучшую женскую роль в фильме «У озера» на Международном кинофестивале, Государственную премию и мир объездила. Очень люблю фильм «Тегеран-43», «Десять лет без права переписки», «Белый праздник» и, конечно, то, что делаю сейчас. – В жизни вы такая же, как ваши героини – сдержанные, где-то замкнутые? – Я не замкнутая, а, наоборот, такая непотопляемая оптимистка, очень смешливая, эмоциональная. Хотя многие воспринимают меня совсем другой, в чем-то отождествляя с моими героинями. Я поняла это не сразу, когда однажды пришла на одну из телевизионных программ. Перед началом съемок мы сидели и смеялись, а люди на меня смотрели. Я подумала, что, вероятно, что-то не так в моих вещах, стала поправлять одежду. Но потом иду в студию, подходит человек и говорит: «Наталия Николаевна, а вы могли бы нам хоть разочек-два улыбнуться?» У меня был шок. Я потом долго прийти в себя не могла. Иногда я действую спонтанно. Например, несколько лет назад дочь Наташа проводила акцию «Звезды в защиту животных», и ей сообщили, что с территории одной из киностудий пропали все собаки. Надо было ехать их спасать. Мы поехали, хотя у меня была высокая температура. Приехали на живодерню, но нашли только одну нашу собаку. Опоздали. Однако забрали оттуда четырех других, которые были самые неказистые и несчастные. До глубокой ночи пристраивали их по питомникам. Я никогда не забуду этих собак. В машине они все время пытались заглянуть нам в глаза, безмолвно благодаря. – Какими качествами должен обладать человек, чтобы вам понравиться? – Он не должен быть предателем. Предательства никогда не могу понять и простить. Я просто ухожу и не имею с таким человеком дела. А все остальное принимаю. Я человек терпимый и демократичный – этому меня научила жизнь.