• Мой дом, моя крепость...

    Мой дом, моя крепость...

    Категории: №19, МСХ
    – Эдуард Евгеньевич, как вам живется на Пресне? – Мне здесь хорошо. Вот уже 32 года я живу на 2-й Брестской улице. До этого жил на Поварской улице, работал в театре имени Маяковского. Пресня – это моя жизнь, мой дом, моя крепость. – Радуют ли вас перемены, происходящие в районе? – Меняется жизнь, меняется и район. Когда мои дети были маленькими, я их часто водил в зоопарк. Они любили кататься на пони и смотреть на волчат. Сейчас Московский зоопарк не узнать, там стало лучше и красивее, я бы сказал, цивилизованнее. В последние годы на Пресне появилось немало хороших кафе, ресторанов, магазинов. Наверное, это неплохо. Строится много красивых высотных домов, и, по-моему, они украшают район. Стало безопасней ходить вечерами по улицам. Раньше, когда мои сыновья возвращались домой в позднее время, я очень волновался за них, хулиганов было много. Волнуюсь, конечно, и сейчас, но они меня успокаивают, говорят, что стало спокойней. Я с одобрением отношусь к идее городских властей установить в подъездах камеры видеонаблюдения, думаю, это повысит безопасность. Мне нравится современная Пресня. – У вас есть любимые улицы, уголки? – Я люблю свой дом, свой двор – он уютный, тихий. Во дворе хорошая детская площадка и растет много деревьев, которые в свое время посадил житель нашего дома. Здесь легко дышится. Еще люблю Тишинку, нравится гулять и отдыхать на Патриарших прудах, думать о Михаиле Булгакове и его «Мастере и Маргарите». Часто посещаю Ваганьковское кладбище, где похоронены мои приятели и глубоко уважаемые мною талантливые актеры: Р. Нифонтова, В. Соломин, Е. Самойлов, Ю. Богатырев и другие. – Бываете ли вы в пресненских магазинах? – Бываю, и они мне нравятся. Недалеко от моего дома есть хорошие супермаркеты, рынок, промышленные магазины, где все можно купить. Я, например, долго не мог подобрать себе обувь, смотрел в разных местах, но совершенно случайно купил очень удобные туфли на соседней улице. (Смеется). Так что с магазинами на Пресне у меня проблем нет. – Может, подмечаете другие проблемы на Пресне? – Я – человек искусства и мало вникаю во все происходящее, но иногда замечаю. Вот, например, есть проблема рядом с моим домом – перекресток на пересечении улиц Б. Грузинская и 2-я Брестская. Движение оживленное, автомобили часто сталкиваются, а вот сотрудники милиции здесь появляются редко. Ситуация осложняется еще и тем, что у Белорусского вокзала строятся надземные и подземные сооружения, и на дорогах скапливается невероятно большое количество машин. – А в целом транспортная ситуация на Пресне вас устраивает? – Ситуация, конечно, сложная, приходится иногда стоять в пробках. Собственной машины у меня нет. Как ведущий народный артист театра, я езжу на служебном автомобиле. Но есть автомобиль у сына, который он паркует возле дома, в общем-то, где придется. Так что с парковкой – проблема. – Ваша творческая карьера также началась на Пресне в театре им. Маяковского, хотя учились вы в театральном училище при Малом театре… – Судьба так распорядилась, что первые десять лет после училища, я работал в театре им. Маяковского рядом с такими замечательными мастерами, как Е. Самойлов, Г. Анисимова и др. Это была моя школа прикосновения к большому актерству. Играл Гамлета, центральные роли во многих ведущих спектаклях. Бог меня не обидел. И, конечно, встреча с таким великим режиссером как Н.П. Охлопков, который был художественным руководителем театра, дала мне фундамент в моей профессии. – Жизнь, карьера складываются удачно, но вы вдруг уходите из «Маяковки»… – Я уехал сниматься в первом советско-итальянском фильме «Красная палатка», в котором мне довелось играть с К. Кардинале, Ш. Коннери, Ю. Соломиным, Н. Михалковым и другими талантливыми актерами, а после съемок, в силу разных причин, в театр им. Маяковского уже не вернулся. Перешел в Малый театр и с тех пор, вот уже 38-й сезон, работаю в нем. В какой-то период времени мне показалось мало актерства, и решил заняться режиссурой. Учился этой профессии в литовском городе Паневежисе у известного режиссера Ю. Мильтиниса. Впоследствии поставил 14 спектаклей. Когда руководителем Малого театра стал Ю.М. Соломин, он дал мне возможность поставить спектакли «Отец» Стриндберга, «Не было ни гроша да вдруг алтын» по Островскому, а пять лет назад сделал спектакль «Воскресение» по роману Л. Толстого. – В свое время вы играли Аркадия Кирсанова в «Отцах и детях» по И. Тургеневу, Алешу в «Униженных и оскорбленных» по Ф. Достоевскому. Сейчас эти образы молодых людей актуальны, они воспринимаются? – Это классические образы – добрые, чистые, живые, влюбленные молодые люди. Не хочу ничего плохого сказать о современной молодежи, но ей сейчас иногда не хватает именно этого. Хотелось бы видеть в них побольше души, сердца. Это дает человеку крылья. Ведь, когда рождается ребенок, он слаб, раним. Но его жизнь идет, и постепенно человек изменяется, надевает на себя защитный панцирь. Актерская задача – разбудить в нем доброту, человечность. Поэтому я и работаю в таком классическом театре, как Малый, потому что в нем идет уже проверенный временем классический репертуар. Хотя не исключаю, чтобы на сцене были эксперименты, новые актерские и режиссерские искания. У нас прекрасная молодежь в Малом театре, замечательные взаимоотношения актеров, и какой-то домашний дух. Я люблю свой театр за то, что там все, как родные. – Вы сыграли несколько отрицательных персонажей, даже негодяев. Не боялись, что это амплуа «приклеится»? – Нет, мне было интересно играть острые, характерные роли, в том числе и отрицательные. Например, два года назад в телесериале «Боец» я сыграл роль этакого пахана в зоне строгого режима. Пришлось заучивать незнакомый лексикон, вникать в психологию героя, вживаться в образ. Для меня это было новым. – В каких ролях заняты сейчас? – В последние годы был занят в нескольких телевизионных сериалах – «Боец», «Спас под березами», «Маросейка, 12». Сейчас снимаюсь в фильме Сергея Соловьева «Анна Каренина», где играю князя Щербацкого, отца Кити. Но все же мне ближе театр. Я не мог бы посвятить свою жизнь только кино. Конечно, кино приносит большую популярность, но в театре есть живой, непосредственный контакт и взаимосвязь со зрителем, происходит оттачивание актерского мастерства. Мне это ближе. В своем театре сейчас играю Лыняева в «Волках и овцах», Чебутыкина в «Трех сестрах», Шуйского в «Борисе Годунове», Феликса в «Таинственном ящике», Хлопова в «Ревизоре». – «Ревизор» – премьерный спектакль. Отличается ли нынешняя постановка от предыдущей? – Думаю, да. Прежний «Ревизор» был больше хрестоматийным. В новой постановке сделан акцент на чиновников, выражаясь современным языком – на чиновничью мафию. У них появилось больше страха. – Эдуард Евгеньевич, у вас немало различных наград, совсем недавно вы были удостоены ордена «За заслуги перед Отечеством» IV степени, с чем мы вас искренне поздравляем. И все же, какая награда для вас самая ценная? – Моя семья – это моя жена и двое сыновей, и сцена. – Что нужно для успеха в жизни? – Прежде всего, необходимо почувствовать свое предназначение, поверить в него и служить ему. Тогда все получится. – Как вы отдыхаете в свободное время? – Музыку слушаю, преимущественно классическую, книги читаю, гуляю с собакой. Я больше люблю уединение, тишину и покой. – Чего не приемлете в людях? – Предательства. Можно понять и простить, если человек совершил ошибку. Но, когда предают люди, с которыми связывает многолетняя дружба, это отвратительно. – Ваши пожелания пресненцам? – Безусловно, сегодняшняя жизнь достаточно сложная. Поэтому мы должны найти взаимопонимание и друг с другом, и с теми людьми, кто управляет городом, районом. Я бывал во многих городах мира и могу сравнивать. Москва стала очень красивой. А центр вообще сегодня не узнать. Еще 10-15 лет назад это был совсем другой город. И сейчас есть, конечно, недостатки, но их стало меньше. Я горжусь Москвой и считаю, что жить здесь – счастье. А пожелал бы я пресненцам спокойствия в душе и терпения, если есть какие-то трудности, и, конечно, здоровья, успехов в делах, укрепления личного благополучия, благополучия города и Пресни.