• Очередей не будет. А вот помощь реальная - будет

    Очередей не будет. А вот помощь реальная - будет

    Категории: №18, Прочее
    – Пожалуй, впервые за все время существования Московской городской Думы Правительством Москвы был принят план мероприятий по реализации предложений избирателей, высказанных в ходе предвыборной кампании 2005 года по выборам депутатов МГД. Чем это вызвано? – Сбор предложений избирателей и работа с этими предложениями – процедура, традиционная для нашей страны. Если вспомнить советские времена, то перед партийными съездами и перед очередными выборами депутатов удавалось быстро решать многие проблемы, которые до этого копились годами. Бесспорно, что когда начинается избирательная компания, активность граждан возрастает, они активнее, чем обычно, стремятся донести до властей свои проблемы, так что сбор «наказов избирателей» является во-первых, эффективной формой мониторинга общественного мнения, и во-вторых, способом оперативного выяснения основных «болевых точек» жизни горожан, о которых власти по каким-то причинам не знают, либо не уделяют им должного внимания. И подобный документ Правительством Москвы принимается не впервые, практике обобщать поступающие предложения горожан – не один год, подобные документы появлялись и после выборов Мэра, и после избирательной кампании Госдумы. Работа по такой схеме доказала свою эффективность и полезность. На последних выборах Мосгордумы состоялась победа «Единой России», работала совместная команда кандидатов в депутаты и Мэра города. Депутаты и партия формировали и передавали в исполнительную власть перечень предложений, поступавших на встречах с избирателями. Я, к примеру, на каждую встречу брал специальные бланки «Единой России», люди могли записывать на них свои предложения. Теперь эти наказы стали программой, утвержденной правительством города, и исполнительная власть отвечает за их реализацию. Ведь само название «исполнительная власть» говорит о том, что ее основная функция – исполнять принимаемые решения. Контроль же за исполнением наказов может и должен осуществляться самими гражданами, в том числе через избранных ими депутатов. Но вообще-то должен подчеркнуть: власть в Москве работает постоянно, ежедневно и ежечасно, не ориентируясь на сроки проведения выборов. Работа эта по большей части незаметна, граждане порой даже не ассоциируют постепенное улучшение уровня своей жизни с тем или иными решениями властей. Мы стараемся создать систему функционирования городского хозяйства, работающую без административного «кнута», как бы автоматически. Скажем, сейчас в Москве идет реформирование системы обслуживания жилья: на основании нового Жилищного Кодекса РФ москвичи должны до конца года выбрать управляющие компании для своих домов, чтобы все проблемы в жилом секторе решались быстрее и эффективнее, чем раньше. В дальнейшем никакого отношения государство к делам управляющих кампаний иметь не будет, понравится жителям работа той или иной компании – они будут ей платить, не понравится – обратятся к другой. Такова мировая практика. Но обязанности власти создать эффективную систему работы, требовательную к управляющим компаниям. – Депутаты Пресни также обобщили предложения избирателей и приняли более 20 наказов, но они почему-то в городской план не попали, хотя были направлены во фракцию «Единой России» в МГД. В чем причины? – При формировании общегородской программы учитывались сотни различных факторов; тысячи предложений поступали со всех концов Москвы, их необходимо было свести воедино, сбалансировать в интересах города. Естественно, что все поступившие предложения в один документ попасть не могли. Тем не менее, если пресненские коллеги считают, что их «обошли вниманием», пусть муниципальное Собрание еще раз направит свои наказы, мы их повторно внимательно рассмотрим. Но хотел бы заметить, что депутаты районов обладают правом прямой законодательной инициативы. Но, к сожалению, крайне редко этим правом пользуются. А ведь внесенный законопроект – вещь гораздо более мощная, чем отправленные наказы, у него несравненно более высокий юридический статус. – Предстоящие выборы в 2007 году в Госдуму пройдут теперь только по партийным спискам. Будет ли в Москве единый список или он будет разбит по избирательным округам в границах префектур? Возможно ли в будущем в России создание двух-трех партийной системы или все время на политической арене будет доминировать одна партия? – Мне не совсем понятно стремление «оцифровать» партийную систему. Бывает или однопартийная система, как в СССР или современном Китае, или многопартийная, не важно сколько партий функционирует в ее поле. Например, в США – огромное количество партий. Но доверием основной массы избирателей пользуются всего две. Сколько у нас будет партий? Это решать избирателям, а не чиновникам или депутатам. Какие партии сумеют завоевать доверие людей, вырастить лидеров, пользующихся реальным общественным авторитетом, те и войдут в парламент. На прошлых выборах в Мосгордуму прошли три партии. На следующих выборах, может быть их будет четыре или пять. А может быть – две. Это демократический процесс. Главное – то, что мы отказались от однопартийной системы и создали многопартийную. А точное количество – не самый важный момент. Посмотрите, например, как работал последние месяцы украинский парламент: дало ли большое количество попавших в него партий возможность эффективной работы? К сожалению, нет, на протяжении нескольких недель Украина фактически жила и без парламента, и без правительства. Так что единые схемы – они не применимы. Главное, чтобы в парламентах всех уровней звучали различные точки зрения; ведь только так можно выработать верные решения. Касаясь же будущих выборов в Госдуму, то в ближайшее время в Москве схема будет определена. – Каким образом, на ваш взгляд, должна регулироваться степень участия государственных органов в коммерческой деятельности? – Большинство из нас прекрасно помнит времена, когда государство занималось абсолютно всем. Оно утверждало меню в ресторанах, репертуар балалаечников, газетные заголовки, длину брюк и причесок… Это вызывало массу казусных ситуаций, порой делало нашу страну посмешищем в глазах иностранцев: помню, в 70-е годы они безумно удивлялись, почему людей в шортах не пускали в метро… После начала демократических преобразований кое-где попытались воплотить идею, что государство должно полностью устраниться от регулирования не только общественной жизни, но даже экономики: дескать, рынок сам все отрегулирует. Например, такая точка зрения одно время была модна в Санкт-Петербурге, и сегодня видны ее последствия: по развитию экономики и городского хозяйства Питер от нас отстает. А в Москве решили, что рынок надо строить, устанавливая определенные правила его работы. Скажем, власти Москвы много лет нещадно критикуются за то, что в центре города почти не осталось магазинов с товарами повседневного спроса. Но это федеральный закон в свое время предусмотрел право собственников магазина перепрофилировать его через пять лет после приватизации, вот они через пять лет и переделали булочные и молочные в бутики! Московские же власти этому активно пытались помешать, получая от федеральных властей и ряда СМИ упреки в «нерыночности». Сейчас мы создали городскую программу, начинаем создавать в «шаговой доступности» магазины по торговле хлебом, молоком, основными продуктами питания. Так что рыночная экономика – это, конечно, благо, но государство должно создать правила ведения рыночной экономики. – Как вы считаете, не следует ли законодательно ограничить строительство новых офисных зданий в центре города, за исключением делового центра «Москва-Сити»? – Принять такое решение нам не даст федеральное законодательство. Да и вряд ли это будет разумно. Но мы надеемся, что ввод огромного количества офисных площадей в будущем «Сити» автоматически перетянет туда большинство компаний, желающих иметь помещения в центре столицы. Тогда спрос на новые офисные центры просто упадет, и их строительство просто прекратится. Вот вам и пример экономической меры воздействия государства на рынок. – Сейчас постоянно открывают рестораны, боулинги. Но их владельцы не задумываются о том, где будут ставить свои автомобили клиенты заведений. И получается, что автомобили паркуются на тротуарах, либо на проезжей части в несколько рядов, создавая лишние «пробки»… Может быть, все-таки стоит ввести какие-то ограничения? Не считаете ли вы целесообразным принять нормативный документ по строительству парковок для всех действующих крупных офисных, торговых и культурно-развлекательных центров на территории центра Москвы? – Это огромная проблема. Сейчас без парковки ни один жилой дом или офисное здание не строятся, но так, к сожалению, было не всегда... Но и отдавать новые площади под парковки на улицах просто невозможно, центр и так забит автомобилями. Подземные и многоэтажные парковки в центре мы активно строим (скажем, возле ЦУМа, под Лубянской площадью и пр.) но это не везде возможно по инженерным соображениям, поскольку земля под центром Москвы набита коммуникациями, линиями метро и так далее. И вообще – нам нужно не стимулировать активность движения машин в центр, а наоборот, создавать там пешеходные зоны, предоставляя людям возможность оставлять свою машину где-то на подъезде. Но и оплату ввести за въезд в центр города, например, как в Англии – мы также не готовы. Так что сейчас этот вопрос продолжает изучаться и постепенно это проблема решается.. – Есть ли, на ваш взгляд, необходимость в разработке городского закона, закрепляющего принципы создания и использования служебного ведомственного жилья для участковых врачей и милиционеров, учителей, дворников и т.п.? – Это тяжелейшая проблема, связанная с современной спецификой нашего законодательства. Ведь как было раньше: пока дворник работает, он имеет служебное жилье. Закончил работать – до свидания. Но сейчас человек может занять дворницкую, на основании решения Конституционного суда приватизировать ее и уволиться… Нового дворника селить будет просто некуда. Раньше единственным собственником жилья было государство, существовал огромный муниципальный фонд жилья. И очередь намного быстрее двигалась, и проблем таких не было. Сейчас ситуация несколько иная. Выход: город должен иметь свое муниципальное жилье. То, которое никто не имеет права приватизировать. Но для этого нужно изменить федеральное законодательство. Что касается жилья для участковых, то милиция давно к нам не относится и это – проблема федеральных властей. Правда, понимая ответственность перед москвичами, город старается изыскивать средства и оказывает финансовую и другую помощь московской милиции. Что же касается врачей и учителей, то это – наши кадры, и в городе существуют программы по обеспечению их жильем, с каждым годом мы увеличиваем количество квартир, передаваемых этим категориям населения. – В последнее время во многих СМИ прошли публикации о том, что органы местного самоуправления лишены права согласования проектов строительства объектов на территории районов. Очевидно, имелось в виду то, что депутаты Мосгордумы приняли новую редакцию городского закона об организации местного самоуправления, в котором, кстати, существенно расширены предметы ведения муниципальных образований. Так, все-таки, «отобрали право согласования проектов» или нет? – Да, новая редакция закона была принята в соответствии с изменившимися требованиями федерального законодательства. Согласно ему, у органов местного самоуправления есть самое главное право – утверждение концепции развития районов. Никакого согласования конкретных строительных проектов органами местного самоуправления федеральным законодательством не предусмотрено. Кстати, по той практике, которая у нас сложилась в городе до внесения изменений в закон, я получал очень много замечаний от граждан: мол, сначала депутаты возражают против строительства, а потом почему-то меняют свое мнение… Я глубоко убежден: никакой коллектив, собравшийся на четыре года, сам по себе никогда не защитит граждан. Человека может защитить только закон, где прописана система защиты. Такая система сейчас в законодательстве есть. Это процедура согласований, это различные структуры, которые отвечают за каждую подпись, которую они ставят на градостроительной документации. Сегодня согласование длится от 1 до 3-х лет. Это если все нормально. Уже сейчас строители понимают, что даже если собрать все согласования, но не проработать проект с гражданами, то впоследствии будет очень много проблем. Поэтому никакого «уничтожения органов местного самоуправления», как это кто-то хочет представить, нет, мы продолжаем выстраивать ту систему, которая предусмотрена федеральным законодательством. – А есть ли утвержденный порядок информирования граждан? –Каждый из нас представляет, что это такое – собрать большое количество граждан на любое собрание. Многие ли на него придут? Кто и как там будет выступать? Безусловно, необходимо совершенствовать эту систему. Мы, конечно, не Швейцария, где граждане ежедневно участвуют в каком-нибудь плебисците по дороге на работу… В Москве это гораздо сложнее. Но у нас есть городской закон «О консультативном опросе граждан в районе города Москвы», который вполне можно для этого использовать. В этом законе определяются виды, порядок подготовки, проведения и установления результатов опроса, а так же рассмотрения его результатов органами власти района и города. – В жизни довольно часто возникают ситуации, когда пригодится обращаться за помощью к законодательству. Но далеко не всегда в Интернете можно быстро найти полный текст необходимого документа. Официальным публикатором законов является газета «Тверская,13»; кроме того, мы выпус- каем ежемесячный информационный бюллетень «Ведомости Мос- ковской городской Думы», где публикуются абсолютно все нормативные акты, принимаемые Думой. Все эти документы также в оперативном режиме публикуются на официальном интернет-сайте Думы www.duma.mos.ru. Кроме того, когда принимается закон, наш пресс-центр публикует в Интернете и передает в СМИ информационное сообщение, где указывается, что нового этот закон дает гражданам. В то же время отчасти принимаю ваш упрек: официальная публикация принятых изменений к тому или иному закону не всегда сопровождается новым текстом этого самого закона (хотя, скажем, внесение изменений в бюджет – главный городской закон – сопровождается полной публикацией всего текста из многих сотен страниц). Возможно, мы рассмотрим вопрос о том, чтобы публикация всех документов выглядела именно таким образом. Но во-первых, это удлинит процесс публикации и вступления законов в силу, а во-вторых, уверяю вас, для людей, которые профессионально работают с документами, это большой проблемой не является. Грамотный юрист, постоянно работающий с законодательством, всегда разберется в измененном тексте нормативного акта. Если же избиратель жалуется на то, что ничего не понял, что написано в законе, это не характеризует правовую систему как плохую. Просто он должен обратиться за помощью к профессионалу. Ведь если человек заболевает, он для получения квалифицированной врачебной помощи обращается к врачу, а не лечится сам, так как последствия самолечения могут быть самыми негативными… Вообще, с каждым человеком, на мой взгляд, по жизни должны идти трое: врач, юрист и – кому повезет – духовник. Конечно, вы можете возразить мне, что услуги адвоката или юридического консультанта далеко не всем по карману, но, опережая ваш вопрос, выскажу свою точку зрения: законодатели, принимая законы, должны создавать систему правовой помощи со стороны государства. Для этого мы выделяем деньги в бюджете, создаем, в том числе, и бесплатную юридическую помощь. И я считаю, что государство должно быстрее дорасти до юридического страхования, когда человек платит определенную сумму и гарантированно в случае необходимости получает высококлассную, профессиональную помощь. Часто бывает, что к нам, депутатам, граждане приходят после 2-3 лет борьбы за свои права, и нам удается им помочь гораздо быстрее. Человека могут защитить только профессионалы. Только врач, посмотрев больного и изучив симптомы, может сказать, что надо делать… Точно также и юрист. – Но бывают небольшие проблемы и вряд ли стоит перегружать вопросами депутатов… – А это и не обязательно. Скажем, я веду личный прием 2-3 раза в месяц. Но кроме того, у меня в окружной приемной с 1995 года каждый четверг мои помощники-юристы оказывают помощь населению, консультируют, причем совершенно бесплатно. Многие мои коллеги-депутаты взяли это на вооружение. Это не значит, что человек приходит и получает помощь на всю оставшуюся жизнь, просто ему рассказывают, что нужно сделать в конкретной ситуации. Кстати, 4 октября принят городской Закон «Об оказании адвокатами бесплатной юридической помощи гражданам Российской Федерации в городе Москве. Государство существенно расширило перечень граждан России, которые имеют право на бесплатную юридическую помощь. Как это делалось раньше? Была разнарядка адвокату: ты так хорошо живешь, вот тебе в нагрузку бесплатные консультации. Чтобы это не решалось по старинке, мы выделили в бюджете сегодня 5 миллионов рублей на год, которые должны направляться на такую юридическую помощь. Закон прописывает процедуру, как это должно осуществляться. – В двух-трех словах, куда обращаться? – Закон принят совсем недавно, мы всех с ним ознакомим, широко опубликуем адреса, где можно будет получить бесплатную юридическую помощь. В законе прописано, какие документы при себе должен иметь гражданин, чтобы рассчитывать на эту помощь. Категории граждан, которые получат право на бесплатную помощь, также определены этим законом. – В каждом районе будет такая консультация? – Я сейчас не готов сказать. Но если гражданину понадобилась помощь, и он может получить ее бесплатно, то сесть на автобус и доехать до консультации – это, наверное, не самая большая проблема. Но чтобы нам легче было контролировать правильное использование этих денежных средств, то скорее всего это будет сделано по административным округам. – А очереди не возникнут? – Думаю, очередей там не будет. А вот помощь реальная – будет. – Почему некоторые городские законы, находящиеся на рассмотрении в МГД, не принимаются в течение нескольких лет? – Меняется ситуация экономическая и правовая. Скажем, был у нас законопроект «О борьбе с туберкулезом». Он прошел первое чтение и завис: пока шла его доработка, Госдумой были приняты поправки к федеральному законодательству, сделавшие такой документ на уровне города не нужным. Пришлось нам производить так называемое «техническое отклонение» документа: выносить его на заседание Думы и голосовать против, поскольку просто так исключить документ из плана работы Думы нельзя. Другой пример: разработанный мной законопроект «Об отзыве депутата МГД» мы начали рассматривать в 2001 году. Пока шла работа над ним, по решению федеральных законодателей изменилась выборная система; пришлось переписывать его фактически заново. Но я этот вопрос обязательно доведу до конца. – Всегда ли следует принимать городские законы, если есть аналогичные федеральные? – Дело в том, что не всегда в законе могут быть определены какие-то конкретные шаги. Жизнь меняется быстро, а если мы оперативно не изменим закон, то некоторые проблемы могут затянуться на месяцы и годы. Но и внести изменения в закон быстро не получается, есть определенная процедура. Поэтому отдельные вопросы, определяемые законом, мы делегируем и говорим, кто их исполняет. Возьмем, скажем, недавно принятый нами закон «О нотариальной деятельности в городе Москве». На эту тему есть аналогичный федеральный закон. Но ведь сколько регионов, столько и проблем, поэтому мы воспользовались своим правом провести частичное местное регулирование этой проблемы.. Например, в некоторых регионах никогда не будет частных нотариусов. Они там просто не проживут из-за низкого уровня доходов населения. А в Москве так получилось, что все нотариусы стали частными, и государственных уже нет. Нотариусы предельно самостоятельны. Они имеют поручения от государства выполнять важнейшую государственную функцию. Они сами отвечают за свою деятельность, всем своим имуществом. Власти установили количество часов, меньше которого нотариус не имеет права работать. Мы поручили исполнительной власти организовать дежурных нотариусов. Может быть, даже круглосуточно нотариус будет где-то в Москве работать. После того, как городской закон вступил в силу, Мэр дал поручение подготовить распоряжение, и вот сейчас совместно с Нотариальной палатой, органами юстиции России исполнительная власть исполняет закон города Москвы. – Ваше мнение относительно перспективы объединения Москвы и области. Кто может быть инициатором, какова последовательность действий? – Раньше, в СССР, у граждан никто не спрашивал, где они будут жить. Так в свое время подарили Украине Крым и Донбасс, Казахстану – его нынешние северные территории. В результате следующие поколения россиян получили целый комплекс проблем. Сейчас такого в принципе не может быть. Есть федеральный закон, позволяющий создание новых субъектов федерации, в том числе путем их объединения. Это не только теория, но и практика, так как уже есть регионы, которые объединяются. Считаю, что это оправданно. Нынешние 89 субъектов Федерации – это какой-то экспромт: просто взяли действовавшие административные границы, забыв об экономике взаимоотношений. Я являюсь сторонником того, чтобы при условии экономической целесообразности происходило объединение регионов. Есть соответствующая процедура: об этом заявляют руководители регионов, обращаются к Президенту РФ с анализом возможного результата такого объединения. Президент дает поручения, они рассматриваются в Госдуме, Совете Федерации, Правительстве РФ, а потом объявляется референдум. Так что только сами граждане вправе принять решение, будут они объединяться или нет. Пока были только высказаны мнения по этому поводу Мэра Москвы Юрия Лужкова и Губернатора Московской области Бориса Громова. Мосгордума свое мнение еще не высказывала. Власти Московской области высказались крайне отрицательно. Но я считаю, что для заявления нашего Мэра есть основания: Москва и область были единым регионом и сегодня они продолжают развиваться вместе, полностью согласуя свои действия. Нет единого правительства, но есть коллегия, нет единого парламента, но существуют комиссия, в которую входят депутаты как Мосгордумы, так и областного законодательного Собрания. Мы работаем синхронно и нас уже объединяет значительное число жителей, которые живут в Подмосковье и работают в Москве или наоборот. По данным социологических исследований 67% жителей Московской области выступают за такое объединение, а 57% москвичей – против. Но это просто реакция на прозвучавшие заявления. Если провести открытую дискуссию с аргументами «за» и «против», картина может измениться в пользу объединения, но сначала нужно провести тщательный анализ всех последствий…