• Наука побеждать

    – Иван Петрович, у вас удивительная судьба, наполненная яркими событиями. Как все начиналось? – Я родился в 1926 году в многодетной крестьянской семье на Брянщине. Кроме меня у родителей было еще семеро девочек. Жили мы как и все: не голодали, но лишнего в семье ничего не было. Я был делильщиком. За обедом специальной ниткой с узелками делил буханку хлеба на десятерых человек. В школу ходил в лаптях и в дождь, и в снег за много километров. Перед войной окончил восемь классов. Летом 41-го в нашу деревню вошли немцы. В оккупации мы прожили более двух лет и на своей шкуре почувствовали, что такое «немецкий рай». Фашисты быстро наладили свой порядок и обложили всевозможными податями: «Матка, яйки, матка, кура давай!..» В середине 1943 года фронт стал приближаться к нашим местам. Немцы к этому времени совсем обнаглели и стали вывозить скот, зерно, лес обозами и эшелонами. А потом начали угонять в Германию и молодежь. Меня тоже отправили в лагерь-«отстойник». Но ночью нам с ребятами удалось бежать из лагеря. Вернуться назад не могли – расстреляют. Решили вырыть в лесу землянку, прожили в ней несколько месяцев до прихода наших войск. На военную службу меня призвали в том же году. А в марте 44-го я уже был на фронте. Попал в 75-й отдельный мотоциклетный разведывательный батальон, который входил в состав знаменитой 5-й гвардейской танковой армии. Через год считался уже матерым разведчиком. Мы ловили «языков» на территории Белоруссии, в Прибалтике, в Курляндии, в Восточной Пруссии. Фронт продвигался очень быстро, постоянно требовалась свежая информация, поэтому без дела не сидели. Мне нравилась такая работа, сопряженная с постоянным риском. И, наверное, неплохо получалось, раз за освобождение Минска меня наградили медалью «За отвагу». – Сохранилась боевая характеристика на автоматчика Вертелко, в которой написано: «показал себя смелым воином-разведчиком. Находясь в разведгруппе, уничтожил 34 немецких солдата…». Что это был за бой? – Немцы под Шауляем изводили нас контратаками. Они их предпринимали по четыре-пять в день. Нам приказали зарыть танки в землю, оставить внутри по два человека из экипажа, чтобы они стреляли из пушек, а двум другим с личным оружием занять оборону рядом. В основном у танкистов были ППШ, и только у меня имелся трофейный немецкий пулемет MG-34, который я хранил за топливным баком. На нас шли танки, а между ними в полный рост, с закатанными рукавами – солдаты в черных мундирах. И беспрерывно поливали огнем из своих «шмайссеров». Ну, думаю, сейчас вы у меня своего родного огонька отведаете! Подпускаю их поближе и начинаю стрелять длинными очередями. Они, конечно, не ожидали такого отпора и атака быстро захлебнулась. После боя командир сказал, что я уничтожил тридцать четыре фашиста. За этот бой я получил орден Красной Звезды, но вручали мне его уже в Казанском тяжело-танковом училище. Вот такой очередной сюрприз преподнесла мне судьба! Я уже планировал встретить победу в Берлине, но был ранен – небольшой осколок снаряда попал в голову. За время службы довелось побывать в различных передрягах – выбираться из горящей машины, испытать на броне танка мощь фаустпатрона, но лихо обходило стороной. А тут получил, в общем-то, случайное, хотя и легкое ранение. Меня отправили в медсанбат. Правда, из него я очень быстро сбежал – не хотелось отставать от своего подразделения. Командир похвалил меня за верность фронтовому товариществу и… вручил предписание в училище. – Как складывалась ваша дальнейшая жизнь? – После училища я попал служить в провинциальный белорусский городок. Там же познакомился со своей будущей женой Анной Денисовной, с ней мы вместе уже без малого 60 лет. Она – дочь белорусского партизана, председателя колхоза, расстрелянного немцами. У нас родилась дочь. И жизнь потекла своим чередом. Окончил Академию бронетанковых войск, затем Академию Генерального штаба, служил в различных должностях… К 47 годам потихоньку уверовал, что военная дорога моя сложилась. Был командиром батальона, командиром полка, потом – дивизии. Получил звание генерала. Назначили первым заместителем командующего 5-й танковой армией, той самой, где я начинал. Однако судьба вновь сделала крутой вираж… В июле 1973 года меня вызвали лично к председателю КГБ Ю. В. Андропову, в ведении которого в то время были погранвойска. Он мне сказал: «В погранвойсках техники значительно меньше, чем в танковых войсках, но управлять ею надо. Поэтому мы вас приглашаем…». Конечно, сомневался, справлюсь ли, но подумал и ответил: «Я солдат. Что прикажут, то и сделаю. Готов приступить!». Так я стал пограничником. – В вашей жизни была еще и вторая война… – Да, я считал, что навеки зарыл свой штык в Кенигсберге, а тут, когда виски уже убелила седина, пришлось отправиться на новую войну – в Афганистан. Там отвоевал ни много ни мало – почти девять лет, два срока Великой Отечественной. И здесь тоже случалось всякое: и в логове душманов был, сопровождаемый лишь одним офицером переводчиком, и на чужих самолетах и вертолетах, как на воздушных «попутках», летал, рискуя оказаться на враждебной территории, и попадал под прицельный огонь моджахедов. Но своих бойцов старался беречь. За время войны мы потеряли менее 500 пограничников, ни один не попал в плен и не пропал без вести. Солдат посылали «за речку» только после года службы. Я категорически запрещал отправлять туда молодых ребят, и отбор офицеров у нас был особый. Мне врезалась в память картинка, увиденная перед самым маршем на афганскую территорию. Один из моих солдат, вытряхнув из вещмешка содержимое, критически осматривал свое нехитрое хозяйство на предмет облегчения: гранаты, патроны, консервы и буханку хлеба. В одну руку он взял банку тушенки, в другую – гранату и, словно определив вес и ценность того и другого, отложил тушенку в сторону, а гранату положил обратно в мешок. Я поймал себя на мысли, что где-то подобную картинку уже видел. И вспомнил 44-й год. Как был похож этот солдат на моих тогдашних сверстников! И у нас тогда, и у нынешних бойцов общим было одно – желание выжить. Чувство самосохранения подсказывало, что в бою граната гораздо важней, чем банка консервов. Две войны, через которые пришлось пройти, убедили меня в главном – самым дорогим является человеческая жизнь. Чем меньше потерь было у того или иного командира, тем большим уважением и авторитетом он пользовался у своих подчиненных и у начальства. Об этом я всегда говорю, бывая на различных встречах в составе делегаций Фонда социально-экономической реабилитации сотрудников и ветеранов спецслужб и правоохранительных органов «Альфа-Центр», членом экспертного совета которого сегодня являюсь. – Иван Петрович, вы уже долго живете на Пресне. Как, на ваш взгляд, она изменилась? – Я живу на Патриарших прудах с 1981 года, более четверти века. И меня здесь многие знают как Анику-воина. Было время, когда нам, жителям Патриарших прудов, пришлось спасать это замечательное и историческое место буквально от уничтожения. Тут планировалось построить множество кафе и ресторанов. Дошло до того, что пруды уже были осушены, вокруг стояла строительная техника. Я считаю, что только благодаря усилиям людей, это варварство было приостановлено. Мы устраивали пикеты, обращались в правительство Москвы. Ю.М. Лужков распорядился тогда все остановить. Главное, нам удалось сохранить Патриаршие пруды, и сегодня они имеют достойный вид. А не так давно довелось «повоевать» за сохранение облика нашего двора. Нам предложили построить во дворе подземные гаражи. Жильцы отказались. Ведь пришлось бы перекопать всю территорию. Но, конечно, жизнь меняется и перемен не избежать. Сегодня в наших домах живут, преимущественно, состоятельные люди. Они стараются благоустроить свои дома и подъезды. Вот и жильцы нашего подъезда собрали деньги на ремонт. Хотим сделать его более уютным и красивым. А если говорить о Пресне, то, на мой взгляд, она изменилась в лучшую сторону. В районе стало чище, появилось больше порядка. В отношении руководства района, главы управы Л.К. Моисеенко у меня сложилось самое благоприятное впечатление. Думаю, Пресня и дальше будет развиваться и благоустраиваться. Правда, немного грустно становится, когда вижу у нас на Патриарших прудах немало девчат и ребят, держащих в одной руке сигарету, в другой – бутылку пива. Хочется верить, что со временем они перерастут эти «увлечения», и сделают свою жизнь интересной и насыщенной. Я глубоко убежден: все в жизни преодолимо. Беседовала Татьяна КАРПОВА ОТ РЕДАКЦИИ. 17 августа Иван Петрович Вертелко отметил свое 80-летие. Поздравляем его с этой замечательной датой. Желаем крепкого здоровья, бодрости духа, благополучия и счастливого долголетия
    Reply Follow