• О чем хотел сказать маршал...

    О чем хотел сказать маршал...

    Категории: №1, История
    Приезду матроса-поисковика в Москву предшествовала переписка – в октябре на имя директора школы пришло письмо, в котором он предлагал провести Урок мужества с детьми, рассказать им о бойцах 38-й Донской дивизии, геройски павших в битве за Москву, и об участии в обороне столицы моряков. А в начале декабря делегация школы встречала его на вокзале с цветами.

    «Я занимаюсь воскрешением памяти с 1945 года, – рассказал Анатолий Емельянович. – Еще служа на флоте, а затем и на суше, непрерывно вел поиски. 38-я Донская дивизия, насчитывавшая 15 тыс. воинов, полегла здесь, защищая Ельню, Вязьму, Ярцево и другие места. Затем оставшиеся в живых сражались и погибали на территории Калужской области, под Волоколамским шоссе – в составе 16-й и 20-й Армий. Моя цель – вырвать дивизию из забвения, ведь она проявила массовый героизм, дала возможность за три месяца подойти резервам, которые потом начали победное наступление». Урок мужества прошел в школьном музее, где оборудован стенд, посвященный битве за Москву. Вместе с учениками рассказ гостя внимательно слушал, а временами и дополнял председатель Совета ветеранов № 17, участник ВОВ Яков Васильевич Волков.

    Во время встречи произошел поистине мистический случай, о котором нельзя не упомянуть. В тот момент, когда гость из Ростова-на-Дону уже перешел к повествованию о контрнаступлении наших войск в декабре 1941 года, со стены сорвался и рухнул на один из стеклянных стендов портрет дважды Героя Советского Союза Маршала И.С. Конева. До падения он, как и изображения других полководцев, висел так высоко, что никто из присутствующих не мог его случайно задеть. Узнав, что случилось, поисковик с дрожью в голосе воскликнул: «Я потрясен! Конев… Живой…», а затем пояснил, что как раз собирался рассказать о нем. «Не понравилось ему что-то. Мало о нем, наверное, говорят», – заметила директор школы Елена Попова.

    В этой связи позволим себе и мы дополнить рассказчика. В десятых числах сентября 1941 года Иван Степанович Конев был назначен командующим Западным фронтом. До этого он возглавлял 19-ю армию Западного фронта – ту самую, в составе которой и воевала 38-я Донская стрелковая дивизия. Рассказывая о дивизии, конечно, надо было бы все-таки назвать имя командарма. Тем более, что Коневу и так очень часто «достается» незаслуженно, особенно, когда речь заходит об обороне Москвы. В начале октября 1941 года войска Западного фронта, измотанные тяжелейшими боями, неся немыслимые человеческие потери, исчисляемые многими десятками тысяч жизней, уже практически не могли сдержать напора фашистских войск, стремящихся любой ценой овладеть Москвой. Линия фронта неминуемо приближалась к столице, была образована Московская зона обороны, в городе введено осадное положение, ускорилась эвакуация. Следственная комиссия ГКО пыталась возложить всю ответственность за неудачи на Конева, не учитывая многих объективных факторов, которые никак не способствовали успеху нашей армии в те трагические дни.

    Наиглавнейший из них заключался в неравенстве сил. Нужно было подкрепление, но его фронт получил в необходимой мере позже – уже в то время, когда его возглавлял Георгий Жуков... От трибунала, а, возможно, и от расстрела Конева спас именно он, заступившись за своего предшественника перед Верховным главнокомандующим. В последующем Конев оправдал это доверие, причем, неоднократно. Возглавляя войска разных фронтов (с 17.10.1941 г. – Калининский фронт, участвовавший в обороне Москвы, а затем – в контрнаступлении), он блестяще справился с целым рядом военных операций, за что в 1944-45 гг. получил звание Маршала и две Золотые звезды Героя.

    Что именно хотел сказать присутствующим в день, когда вся страна вспоминала битву под Москвой, дух давно ушедшего в мир иной военачальника, остается только догадываться. Но в том, что это не случайное совпадение, уверены многие из очевидцев происшествия. И еще – автор этой статьи глубоко убежден, что неизвестно, как бы развивались события, если бы в первой половине страшной осени 1941 года Западный фронт возглавлял не Конев с его колоссальным опытом ведения военных действий, интуицией непревзойденного стратега и творческим подходом к решению боевых задач, а менее одаренный полководец…

    Урок мужества не уложился в отведенное для него время. Но ребята, заинтересованные рассказом об обороне Москвы и о первом крупном успехе наших войск, перешедших 5-6 декабря 1941 года в контрнаступление, и не думали покидать своих мест. На прощание Анатолий Емельянович Филев подарил для школьного музея три тома книги Памяти. И сам не ушел без подарков, самым трогательным из которых были красные гвоздики.