• Этого парня стоит послушать

    Этого парня стоит послушать

    Категории: №2, Интервью

    – Николай Николаевич, хорошо известно, что вы регулярно проводите встречи с жителями районов Центрального административного округа Москвы. Ваши впечатления от этих встреч.

    – Считаю, что нужно иначе вести работу с населением. Конечно, органы исполнительной власти делают очень и очень много, но они или не умеют, или не хотят донести результаты своей деятельности до жителей. Почему они этого не делают, я не понимаю. Может, местные власти считают, что это должен делать кто-то другой? Тогда кто? Примерно половина вопросов, которые ставят передо мной жители на встречах, а их проходит в месяц до 6-7, входит в компетенцию районных органов власти. К примеру, почему активно не рекламируется система предварительных заказов на продукты питания в сети магазинов «Утконос»? Говорят, что такая реклама – коммерческая деятельность. Но эта система удобна для жителей, а они почему-то об этом не знают. Значит, надо довести информацию об этом до каждого жителя, например, через почтовые ящики.

    – На Пресне такой проблемы нет, районная газета доставляется каждому жителю, и про «Утконос» на Шелепихе они хорошо знают…

    – Но это – Пресня, а в других районах не знают. Конечно, я понимаю, что жители престижных домов этой системой пользоваться не будут, но ведь не все дома в центре – элитные… Острейшей проблемой районов является уплотнение застройки. Территория Центрального округа на 80, а Пресни – на 99 процентов уплотнены, и ничего здесь больше строить нельзя. Часто уже затрагивают спортивные площадки, хоккейная коробка и та стала большая редкость. А когда-то власть ставила задачу, чтобы в каждом дворе была хоккейная коробка. Говорят, детей стало меньше, играть некому. Да неправда все это… Я понимаю, что состоятельные родители могут создать для своих детей хорошие условия для занятий спортом, отвезти их, к примеру, в другой район на стадион. Но как быть тем, у кого средств не хватает? И еще об одном. Каждый офисный центр, который размещается на территории ЦАО, несет на себе дополнительную транспортную нагрузку. А когда строят 15-этажный элитный дом и предусматривают место для парковки всего лишь на 40 машин – это просто смешно. В каждой семье минимум по две машины! В офисных центрах на каждого сотрудника – по автомобилю. Поэтому, когда переулки забиты полностью, машины стоят гребенкой по обеим сторонам проезжей части, когда уже нельзя пройти по тротуару– это общегородская проблема, и ее нужно решать. Но я не вижу, чтобы городские власти предложили городу пути ее решения. Когда говорят, что в четный день недели надо выпускать на улицы города машины с четными номерами, а в нечетный – с нечетными, то это предложение – городскому сообществу, и нужно, чтобы жители Москвы его приняли. Но важно различать решения, навязанные сверху, и те, которые приняты горожанами осознанно. Решение, принятое властями на основе голосования жителей, может быть, даже на референдуме, совершенно иначе воспринимается. Приведу простую аналогию: нам в подъезде сказали – у вас старые лифты. Как ремонтировать? Можно отключить оба, и сделать все за две недели. Можно один оставить, и растянуть ремонт на месяц. Когда люди, особенно те, кто живет на самых верхних этажах, считают, что лучше помучиться две недели, но потом все будет хорошо – это общее решение. А когда приходит какой-то начальник и говорит – отстановим лифт на ремонт на две недели, а вы – как хотите, – это не дело. Возвращаюсь к тому, с чего начал. У нас нет культуры работы с населением. Более того, после известных событий 1993 года исполнительная власть была не обременена вниманием представительной власти. Московская городская Дума, избранная в декабре 1993 года, весьма лояльно относилась к деятельности правительства Москвы и мэра. А на уровне районов избранных представителей населения до 1997 года не было вообще. Да и полномочий у местных депутатов маловато. Я не хочу сказать, что они стали хуже работать. Они перестали объяснять людям, почему принимаются те или иные решения. Власть общается с одним и тем же слоем актива, зачастую с известным составом советов ветеранов. А вот ко мне на встречи приходят другие люди, которые совершенно по-иному позиционируют себя по отношению к власти, априори недоброжелательно. И на месте районных руководителей я бы очень внимательно отнесся к этой категории, потому что у нас в городе и стране, ближнем зарубежье есть разные примеры, когда ситуация неожиданно менялась. Во взаимоотношениях власти с гражданами нет мелочей.

    – Знакомы ли вы с наказами избирателей Пресни? Ваше отношение к подобной практике? Нужен ли, по вашему мнению, специальный закон о наказах?

    – Знаком. В ходе предвыборной кампании по выборам депутатов Мосгордумы в декабре 2005 года я вместе с кандидатом в депутаты МГД И.Ю. Святенко присутствовал на заседании муниципального Собрания Пресни и получил список наказов для последующей проработки. Что-то удалось решить, что-то нет. Один из самых острых вопросов – о судьбе стадиона «Красная Пресня» – до сего времени у меня на контроле. На его месте, как известно, намечается строительство Парламентского центра РФ. По этому поводу я написал несколько запросов, но они были проигнорированы. Согласно закону о статусе депутата Госдумы должностные лица, от которых зависит принятие решения о судьбе стадиона, имеют право не отвечать на обращение депутата Госдумы. Я считаю, что по нескольким причинам здесь нельзя строить этот центр. С моей точки зрения, убрать здание Государственной Думы из центра Москвы – правильное решение. Но выводить ее на место стадиона – решение неправильное. Здесь очень сложный транспортный узел, вдобавок появится дополнительная нагрузка в связи с вводом объектов делового центра «Москва-Сити». Уже сейчас отрезок 3-го транспортного кольца от Кутузовского проспекта до Хорошевки – одна большая парковка… Поэтому в любом случае надо выносить значительную часть федеральных административных функций ближе к МКАДу. То, что районные депутаты собирают и обобщают предложения жителей – хорошая практика. А что касается закона о наказах, думаю, что он не нужен, нужна просто совесть. Если ты избрался от округа, то обязан эти наказы исполнять. Правда, теперь одномандатных депутатов не будет. Возможно, тогда наказы получат партии. И с учетом изменившейся системы выборов следует внести соответствующие дополнения и изменения в закон о статусе депутата, в которых прописать в том числе ответственность за исполнение наказов избирателей. Но это предстоит сделать уже новому составу Государственной Думы, который будет избираться по партийным спискам. Правда, я пока еще недостаточно четко представляю, как будет функционировать чисто партийная система. Мне понятно, где мой округ, и где мои избиратели. Посмотрим, как все это будет работать. Возможно, лет через 5-7 произойдет возврат к одномандатным округам. Я, кстати, голосовал против их отмены, как и против 122-го закона.

    – Ваша оценка нынешней структуры управления городом в сравнении с тем, что было до 1991 года? Каковы основные итоги за последние 15 лет? Как вы оцениваете перспективу воплощения в Москве Закона о местном самоуправлении?

    – То, что районы как основная структура управления стали меньше, это очень хорошо. Здесь Лужков прав. У нас раньше, к примеру, был Красногвардейский район, где проживало более миллиона жителей, и Бауманский – 103 тысячи. Но в первом, кроме организаций жилищно-коммунального хозяйства, мало чего было, во втором было все – крупнейшие промышленные предприятия, административные и культурные учреждения. Но, конечно, нужно развивать в городе настоящее местное самоуправление, нужно формировать бюджеты районов. Эта задача пока не решена, и все движется крайне медленно. Очень сложный вопрос – источники пополнения местных бюджетов. Я не предлагаю, чтобы налоги от «Газпрома» поступали в бюджет того района, где расположен «Газпром». Его деятельность никакого отношения к району не имеет. Но есть и другие резервы финансирования местного бюджета. Если депутаты знают, что от их решений зависит размер доходной части, то эти резервы, как правило, находятся. Задам один вопрос: «Какая часть доходов от наружной рекламы является легальной, какая – нет?» Ответ на него не знает никто. Вроде, есть разрешение от города, а, может, и оно липовое? Далее – бесконечная история по поводу парковок. Какая часть из них законная? Депутаты Мосгордумы – 35 человек на 10-миллионный город – не могут этого знать. А какое дело депутату муниципального Собрания до этих парковок, если он знает, что доходы от их деятельности уходят наверх, а в бюджет района ни копейки не поступает. Зачем же он будет тогда разбираться, рисковать, нарываться на скандал? Все знают, что «крышуют» этих ребят-парковщиков «серьезные люди», деньги, естественно, идут не в бюджет, а делятся «по понятиям». Можно к контролю за парковками подключить местные правоохранительные органы. Принесете 10 рублей дополнительно, 5 рублей пойдет на развитие милиции, в том числе на жилье. Есть расчетные цифры теневых доходов, которые сравнимы с «белым» бюджетом города. Я не говорю при этом об абсолютно «черных» доходах от наркотиков, проституции и т.п. Но вот использование тротуаров под парковку, уличная торговля вполне могли бы наполнить районный бюджет. Эти бы деньги поднять, и целый ряд проблем был бы решен. Но не только правоохранительные органы и явно криминальные элементы «крышуют» незаконные парковки и уличную торговлю. Не обходится здесь и без чиновников. Не люблю я этого слова, лучше звучит «государственный или муниципальный служащий». Но как может муниципальный служащий со своей скромной зарплатой дважды в год с семьей ездить в теплые страны на хороший курорт? Единственный способ реальной борьбы с этим – развитие местного самоуправления. И в заключение… Сегодня руководители на местном уровне – люди не бедные, состоявшиеся в жизни, и то, о чем я говорю, им в тягость. Но я имею сегодня возможность вам это сказать, а вы имеете указание меня выслушать. Значит, начинает работать классовый интерес, который выше личной неприязни, в том числе ко мне. Но классовый интерес и инстинкт самосохранения подсказывают людям, которые меня терпеть не могут, что «этого парня стоит послушать».

    Благодарим за содействие в организации интервью пресс-службу «Единой России» ЦАО