• Помогала вера в победу

    Помогала вера в победу

    Категории: №1, История

    – Алексей Никанорович, для начала – несколько слов о себе, о довоенном этапе вашего жизненного пути…

    – Я родился в семье крестьянина 24 ноября 1922 года в поселке Лунино Михайловского, а ныне Железногорского района Курской области. Нас было восемь детей – 6 сестер, я и брат. Я был самый младший ребенок. Отец умер рано. После школы я поступил в педучилище, окончив которое, получил право преподавать в неполной средней школе. Но уже через два месяца – в октябре 1940 года – был призван на действительную службу в ряды Красной Армии. Попал в артиллерию. Война меня застала в Мелитополе – я был направлен изучать авиационное дело в знаменитое Мелитопольское военно-авиационное училище. Проучился приблизительно до марта-апреля 1942 года. Мы уже были готовы поступать в авиационные части, но в нас не нуждались – не было матчасти, так как в 1942 году наша авиация очень пострадала от немецкого нашествия. Училище расформировали, и нас, курсантов, направили по разным частям Действующей армии.

    – Известно, что первое свое боевое крещение вы получили в боях за столицу, здесь были награждены первой своей наградой – орденом Красной звезды. Расскажите об этом…

    – Да, боевое крещение я принял в 1942 году под Ржевом. После расформирования училища меня вместе с моими товарищами по училищу доставили в Вольск, под Саратов, затем – сюда, в Москву, а из Москвы привезли на станцию Шаховскую в район Волоколамска, который незадолго до этого освободили наши войска. В апреле 1942 года был подписан указ о создании 1-й танковой армии под командованием Катукова – с этой армией я дошел до Берлина. Так как я имел артиллерийскую подготовку, то меня – тогда еще рядового – определили наводчиком в отдельный противотанковый артиллерийский дивизион, который входил в 6-ю мотострелковую бригаду, позже ее переименовали в 27-ю. Обстановка на Калининском фронте была тяжелой – нас под Ржевом беспрерывно бомбили, обстреливали из минометов. Юнкерсы-87 совершали по три налета за день! Шла жестокая битва за Москву. Что касается первой награды, это был один из тяжелых боев под Ржевом. Мы стреляли из 76-миллиметровых орудий с закрытых позиций, а командир батареи капитан Козлов – очень квалифицированный, опытный артиллерист – находился впереди – на передовой. И я – наводчик первого орудия – очень четко и грамотно выполнял его команды. И вот на следующий день он вернулся на позицию, где стояли пушки, собрал командиров взводов и спросил, кто стрелял в такое-то время по его командам. Ему ответили: «Азаров». Он подозвал меня к себе и сказал: «Молодец, ты очень точно выполнял мои команды, снаряды ложились прямо в цель. Благодарю и представлю тебя к награде!». Бои продолжались… Вскоре меня, действительно, наградили – орденом Красной Звезды. Это была большая радость. Вслед за этим мне присвоили звание младшего лейтенанта, и я был назначен на должность командира огневого взвода батареи. Во время боев под Москвой меня ранило, я в районе Ржева полтора месяца лечился – было множественное ранение лица с контузией левого глаза.

    – После боев под Ржевом следующей вехой вашего фронтового пути была знаменитая битва на Курской дуге – вам выпало сражаться там, где вы родились и выросли…

    – Верно, подлечившись, я, как говорится, попал из огня да в полымя – на Орловско-Курскую дугу, где немцы попытались взять реванш за непокоренный Сталинград и изменить тем самым ход войны. Вы знаете, какой там ад кромешный стоял! Наступление фашистов началось 5 июля 1943 года из-под Белгорода – на юге, и из-под Орла – на севере. Нас сразу сняли с наших позиций и направили к Белгороду, под Чапаевку, в которую уже вошли немецкие танки. Мы совершили 40-километровый марш и уже вечером того же дня вели бой у реки Пена. У деревни Верхопенье развернулись особенно кровопролитные сражения. Здесь – неподалеку от высоты 242,0 – на нескошенном ржаном поле наши танки и артиллеристы встретили около 200 немецких танков. Завязался жестокий бой. Положение осложнилось тем, что выбыл из строя командир батареи. И я, младший лейтенант, возглавил батарею. Фашистским танкам не удалось прорвать наши позиции. В неравном поединке огневые расчеты батареи подбили и подожгли одиннадцать танков. «За четкое руководство действиями по отражению немецких танковых атак, за эффективность артиллерийского огня» меня наградили орденом Отечественной войны I степени. Мои товарищи также были отмечены боевыми наградами, многие, к сожалению, посмертно… Затем, как известно, наши войска перешли в контрнаступление. И лучшей наградой всем нам был салют на Красной площади 5 августа 1943 года в честь победного сражения на Орловско-Курской дуге. А в октябре 1943 года наше воинское танковое соединение было преобразовано в гвардейское.

    – Читателям интересно будет узнать о том бое, за участие в котором вам присвоили звание Героя Советского Союза.

    – После Курской битвы артиллерийская батарея, которой я командовал уже в звании лейтенанта, участвовала в освобождении Украины, Белоруссии, Польши, во взятии Берлина. Одни из самых памятных для меня боев происходили на Сандомирском плацдарме при освобождении Польши. В конце июля 1944 года наши танковые части форсировали реку Вислу в районе города Сандомир, а 27-я гвардейская бригада мотострелков и артиллеристов, оставаясь на восточном берегу реки, прикрывала переход танков на западный берег Вислы. В неимоверно тяжелых условиях нам приходилось отражать одну за другой яростные контратаки фашистов. Врагу тогда не удалось продвинуться ни на метр. Подвиг артиллеристов моей батареи описан в книге командира 6-го танкового корпуса генерала армии А.Л. Гетмана «Танки идут на Берлин». Уже за участие в боевых действиях на Сандомирском плацдарме меня представили к званию Героя Советского Союза, но наградили тогда орденом Красного Знамени. А «Золотую звезду» Героя я получил чуть позже – за участие в форсировании реки Шпрее и в удержании плацдарма. Как написано в Указе Президиума Верховного Совета СССР от 31 мая 1945 года – «за героизм и мужество, проявленные в ходе наступления на Берлин, за участие в штурме столицы фашистской Германии». Условия для форсирования Шпрее были крайне неблагоприятные – противоположный берег, откуда фашисты вели непрерывный артогонь, достигал в высоту 7 метров, был обрывист и крут. Но в ночь на 24 апреля 1945 года мы вместе с пехотинцами и мотострелками все-таки переправились на тот берег и, в упор расстреливая вражеские огневые точки, начали продвигаться вперед, постепенно отвоевывая плацдарм. Подтянув утром танки и самоходную артиллерию, немцы начали ожесточенные контратаки. В одну из тяжелых минут боя мне удалось скрытно приблизиться к немецкому танку и трофейным фаустпатроном сжечь его. Этот поступок окрылил бойцов батареи, отразивших три мощные немецкие контратаки. Во время схватки выбыли из строя несколько артиллеристов, в том числе были ранены командиры двух огневых взводов. Перебегая от одного орудийного расчета к другому, я ставил задачи бойцам и сам становился у орудия и вел прицельный огонь. При этом нами было уничтожено около 200 фашистов, два вражеских танка, несколько пулеметов и сооружений военного назначения. В ночь с 24 на 25 апреля я был тяжело ранен. Радостную весть о Победе встретил в госпитале. После этого в звании старшего лейтенанта демобилизовался из рядов Советской Армии.

    – Что вам помогало пережить тяготы войны? Ведь кругом была смерть…

    – Помогала уверенность в том, что не может Советский Союз оказаться побежденным. Если и было временное отступление в начале войны, все равно я верил в то, что наш народ непобедим. И эта вера помогала в самые сложные дни войны!

    – Что самое главное должны знать о войне потомки ветеранов?

    – Правду! Как было на самом деле. А правда такова – что первые поражения не сломили волю Советского народа. Заслуги нашей армии неоспоримы – она разгромила фашистов, спасла от гитлеровской чумы мир и все человечество.

    – Алексей Никанорович, давно вы живете на Пресне?

    – После войны я окончил Московский юридический институт, затем – Высшую дипломатическую школу МИД СССР. 40 лет проработал в МИДе, часто выезжал в продолжительные загранкомандировки. На Пресне живу, наверное, лет 35-40 – с тех пор, как был построен мой дом в Зоологическом переулке.

    – С какими проблемами сегодня приходится сталкиваться ветеранам, живущим в центре столицы?

    – Принимая во внимание количество лет, прошедших после войны, конечно, ветераны обеспокоены своим состоянием здоровья, они нуждаются в медицинской помощи: в стационарном лечении, в медикаментах. Многие не могут уже встать на ноги. Такова жизнь, она все заботы, все страхи – все откладывает на старость лет. Все мы по молодости гонкие, отважные, все умеем делать, бегаем без устали, а доживаем до такого состояния, что не можем преодолеть на своих ногах небольшое расстояние. Причем, в медицинской помощи нуждаются не отдельные ветераны, а практически все: одни – в меньшей, другие – в большей степени. Особенно страдают те, кто был ранен, тем более, кто получил тяжелые ранения. И, конечно, наш долг – старших, молодых, близких и дальних – проявлять заботу о таких людях, не оставлять их без внимания. А так как у некоторых стариков нет даже и близких, то им нужна особая забота.

    – Где вам нравится гулять на Пресне?

    – Мне нравится Зоопарк – я с удовольствием изучаю жизнь его обитателей. Люблю бывать на площади Краснопресненской заставы, где установлен памятник в честь героев революции 1905 года. Расположенный рядом сквер 1905 года – еще одно замечательное место. Когда я там бываю, то всегда подхожу к скульптурной композиции «Булыжник – оружие пролетариата». Часто спрашиваю у молодых, знают ли они, что обозначает эта скульптура. Многие, к сожалению, не знают.

    – Что бы вы хотели пожелать молодежи и фронтовикам – своим боевым товарищам?

    – Молодежи я желаю быть стойкой, стремиться получить классическое образование и готовить себя к серьезным испытаниям и трудностям, которые могут выпасть в жизни! А фронтовикам я желаю здоровья и всего наилучшего, и призываю русских людей и людей других национальностей помогать ветеранам Великой Отечественной войны – ослабшим, с плохим здоровьем, даже, может быть, и бедным. Помогать всячески, и не забывать их… То поколение, которое перенесло войну – это славное поколение, оно посвятило себя своей Отчизне. Ты знаешь, что было бы, если бы, допустим, Советский Союз не победил Гитлера, где бы мы с тобой были?

    – Об этом страшно даже подумать…

    – Вот именно – страшно подумать даже! Это же глумление – Гитлер планировал сделать на месте Москвы озеро! Но его планам не суждено было осуществиться благодаря подвигу советского народа. И этому подвигу уготовано бессмертие!