• Правопорядок - наше общее дело

    Правопорядок - наше общее дело

    Категории: №9, Интервью
    – Дмитрий Владимирович, каковы основные статистические показатели, характеризующие деятельность пресненской милиции за 9 месяцев 2008 года в сравнении с прошлым годом, а также ЦАО и городом?
    – Окончательных цифр пока нет, но могу сказать, что основные статистические показатели по нашему подразделению существенно улучшились. Это касается как профилактики правонарушений и преступлений, так и состояния борьбы с преступностью. Сократилось количество краж при одновременном увеличении их раскрываемости. Такая тенденция наблюдается и во всем Центральном округе.
    Мы практически полностью укомплектовались участковыми, что также внесло свою лепту в улучшение борьбы с преступностью.
    Сократилось количество преступлений, совершаемых на улице, что свидетельствует об улучшении работы патрульно-постовой службы милиции. Думаю, жителям должно быть заметно, что милиционеры стали чаще появляться на улицах Пресни. Там, где есть сотрудник, преступлений практически не совершается. И если говорить в целом, то места совершения преступлений хорошо известны. Это, во-первых, станции метро, которые являются центром притяжения криминального элемента. Здесь всегда много людей, идет бойкая торговля, есть зазевавшиеся. Этим и пользуются преступники. Поставим здесь постоянный пост – все будет нормально.
    Еще одна зона – зоопарк. Здесь всегда много народу, приходят семьями с детьми. Чуть зазевался, кошелек подрезали. Выходит папа на улицу, у него машину угнали, тоже неприятный момент.

    – Ваша оценка деятельности общественных пунктов охраны порядка (ОПОП). Что необходимо сделать в первую очередь, чтобы повысить эффективность их работы? Как милиция Пресни взаимодействует с народной дружиной? Как вы оцениваете городской Закон о ДНД?
    – Мне довольно часто приходится общаться с руководителями ОПОП – достаточно нормальные все люди. Работа специфическая, не каждый туда пойдет, не каждый справится. Те, кто работает сегодня, со своими обязанностями, на мой взгляд, справляются. С участковыми сумели наладить взаимоотношения, притерлись друг к другу. На Большой Никитской, Трехгорном валу, Шелепихе очень неплохо работа поставлена. Конечно, кому-то что-то не нравится, но главное в том, что руководители ОПОП и участковые постоянно работают вместе. И уже сегодня общественность решает некоторые вопросы, с которыми раньше люди шли к участковому инспектору, скажем, с недовольством по вопросу выгула собак на газонах и детских площадках.
    Для повышения эффективности работы Советов общественности необходимо создание более четкой нормативной базы. Нынешний закон их функции и полномочия в полном объеме не прописывает. Почему бы, например, не закрепить законодательно право общественников действовать в определенных конкретных случаях как процессуальным лицам? Иными словами, позволить им составлять административные протоколы по отдельным видам правонарушений. А пока граждане общественников не всегда воспринимают. Милиционер подойдет, сделает замечание – другое дело, он может привлечь к ответственности. А у общественника таких прав нет. Получается, что государство пытается привлечь людей к охране общественного порядка и не дает им никакой власти. Им же многого не надо… Портит кто-то зеленые насаждения, ставит машину на газоне или моет ее во дворе – разрешите председателю Совета общественности составлять протоколы. Или несвоевременный вывоз мусора. Простые вопросы, и люди сталкиваются с этим практически ежедневно. Избавьте милицию от этих обязанностей, передайте общественности, уверен, польза будет ощутимая.
    Народная дружина. Мы чувствуем эффективность ее работы, но законодательно дружинники, как и члены ОПОП, ничем не защищены. Хотя ДНД имеет больше прав. Дружинники вместе с милицией могут патрулировать улицы, останавливать людей. Общественникам это не разрешается. Если бы депутаты Московской городской Думы внесли изменения в действующие законы и конкретно прописали, что в сфере охраны общественного порядка могут делать дружинники, а что – член Совета ОПОП, была бы большая польза. Но в целом могу сказать, что в Москве – порядок, и никакого разгула преступности, как это иногда пытаются преподнести, в столице нет.

    – Как вы оцениваете эффективность работы участковых уполномоченных милиции?
    – Их работа непосредственно связана с общественностью. Считаю, что эффективность деятельности участковых достаточно высока. Из 47 человек по штату 30 – вновь прибывшие молодые люди, с желанием работать. Но проблема в том, что зарплата в милиции и армии сегодня значительно ниже, чем в других силовых структурах. Как 20-летний молодой человек, окончивший школу милиции, сможет эффективно работать за 14-16 тысяч рублей в месяц? Квартиру участковому не дают, помучаются ребята какое-то время за такую зарплату, поймут, что работать в милиции очень тяжело, и уйдут в коммерческие структуры, наработав определенный опыт. Конечно, они не становятся миллионерами, но зарплата в 30-50 тысяч с нашей не сравнима. Прибавка правительства Москвы в 2-3 тысячи проблему не решает. Зарплата поднимается – сразу растут цены на коммунальные услуги, продукты дорожают. Глобально об этой проблеме никто серьезно не думает. Поэтому поработают молодые ребята год-два и уходят. Раньше такого не было. Участковый трудился на своем посту 10-20 лет, а сейчас тот, кто пять лет прослужил, уже считается ветераном.

    – Ваше мнение об административном Кодексе города Москвы, принятом депутатами Московской городской Думы?
    – Это пока очень «молодой» документ, но в него столичные парламентарии постарались включить все то, чего не хватает в российском законодательстве. Говорить о его эффективности пока рано, но считаю, что в нем много полезного, если правильно его применять. Думаю, года через полтора можно будет говорить о конкретных результатах.

    – Чем было вызвано и насколько оправдано, на ваш взгляд, сокращение отделений милиции на территории района?
    – Согласно действующему законодательству в каждом районе должен быть свой отдел милиции. Но в то же время закон не говорит о том, что в районе не могут функционировать отделения милиции. Их сокращение на Пресне считаю бездумным шагом. Есть небольшие районы типа Арбата, который можно за полчаса пройти пешком. Но для Пресненского района это просто нереально. Мы ратуем за то, чтобы хотя бы одно отделение милиции вернули. И решать эту проблему надо не в одном нашем районе, а в целом, и идти от площади территории и количества жителей. Представьте себе ситуацию, когда участковый, опорный пункт которого на Малой Бронной, сначала должен приехать к нам на Литвина-Седого, а потом добираться к месту службы. Ему час на дорогу приходится потратить! Или участковому с Большой Никитской надо доставить задержанного, а патрульная машина сломалась, и он ждет другую полтора-два часа. Эффективность нулевая!

    – Несколько слов о сезонности преступлений. Есть ли необходимость ввести системное информирование граждан по ТВ, радио, газеты, плакаты и т.п.?
    – Делать это надо как минимум ежеквартально в обязательном порядке. Дети приступили к учебе – пойдут кражи кошельков, мобильных телефонов. Зимой – квартирные кражи. Бабушки приехали с дач, и к ним домой опять начинают заглядывать мошенники под видом работников собеса, поликлиник – то деньги предлагают поменять, то копеечные лекарства продают за баснословные деньги.
    Пользуясь случаем, призываю всех пресненцев быть осторожными и бдительными. Обращайте внимание на неизвестных людей, входящих в ваш подъезд, не будьте излишне доверчивы: не меняют сегодня деньги в нашей стране! Домой не приносят дешевые продукты и лекарства – идите лучше в магазин, позвоните знакомым. Мне просто жалко пожилых людей, которые за дешевые витаминные комплексы отдают сумасшедшие деньги.

    – Ваша оценка действующего федерального и московского законодательства в области безопасности и правопорядка.
    – Есть вполне конкретное предложение, и, думаю, все сотрудники меня поддержат – ввести однозначный запрет на распитие спиртных напитков. Хочешь выпить – либо дома, либо в кафе. А у нас постоянно – люди идут по улицам и пьют пиво из банок и бутылок, коктейли и т.п. Понятно, что кто-то на этом зарабатывает, но давайте о своем будущем подумаем! Все легкие телесные повреждения, мелкие кражи – только из-за употребления спиртного. А чему мы учим молодежь, об этом даже не говорю. Плюс колоссальное загрязнение города – у каждой станции метро все загажено! Семечки, чипсы и банки из-под пива!
    Санкции есть, но те, кого милиция задерживает, их пытаются оспаривать. На детской площадке пиво пить нельзя, а два шага сделал в сторону – уже можно! Считаю – не должно этого быть!
    Или парковки автомобилей в неположенных местах. Заехал колесом на бордюр или на газон – сотрудник милиции составляет акт и отправляет штрафную квитанцию по почте. Но штраф не должен быть 20 рублей, бумага и конверт дороже стоят, а две-три тысячи рублей.
    Еще одна проблема – привлечение за мелкое хулиганство в ночное время, с 23.00 до 6.00. Законодательство говорит о том, что город в это время спит, поэтому никакого мелкого хулиганства быть не может! Но жизнь должна вносить свои коррективы. Возможно, в 70-е годы прошлого века при советской власти так и было, но сегодня Москва активно живет ночной жизнью: казино, рестораны, магазины, кинотеатры работают круглые сутки. Именно в это время совершаются правонарушения: после 23.00 люди хулиганят, шумят, кричат, дерутся, а мы не можем составить протокол за мелкое хулиганство. Пытаясь привлечь за распитие спиртного, начинаем чуть ли не линейкой мерить расстояние, попадает ли это место в зону запрета. Нелогично получается. А за мелкое хулиганство мы можем подвергнуть гражданина административному аресту и лишить его свободы на один-два дня. Но граждане сегодня грамотные, законы читают, и наши решения зачастую оспаривают. Поэтому в законе должно быть четко прописано, что привлечь за мелкое хулиганство можно в любое время суток, а, «общественное место», на которое, к примеру, распространяется запрет на распитие спиртного, должно начинаться сразу за порогом квартиры. Воспитать общество можно только тогда, когда его граждане соблюдают законы. Но для этого законы должны иметь однозначное толкование и одинаково действовать на всей территории России. И необходимо существенно упростить систему оформления административных протоколов. Сегодня милиционеру надо заполнить четыре различных формы, а, на мой взгляд, вполне можно ограничиться двумя. Бюрократизм необходим, но в определенных рамках. В советское время вообще не было такого большого количества бланков, а сейчас милицию просто завалили бумажной работой.

    – Каковы полномочия милиции в фиксировании ущерба, причиненного автомобилям в результате действий третьих лиц, непогоды и т.п.?
    – Насколько я знаю, законодатели предполагают передать эти функции страховым компаниям. Это их работа, страховщики получают за это деньги. Они обязаны выезжать на все места аварий и происшествий, но предлагают это делать милиции. На мой взгляд, милиция должна выезжать только тогда, когда причинены телесные повреждения. Мировая практика к этому и сводится. В США, например, если полицейский приезжает на место аварии и видит, что никто не пострадал, уезжает и вызывает представителей страховых компаний. И они потом вместе с водителями сами решают все вопросы по возмещению ущерба. А у нас зимой бывает ежедневно до 40-50 заявлений о повреждении автотранспорта на территории района – сосулька упала, кто-то поцарапал и т.п., и милиции приходится отвлекаться на эти случаи. Но ведь все эти случаи – без телесного ущерба, и заниматься ими должны исключительно страховые компании. Пусть сами выезжают и отрабатывают страховые взносы.

    – Борьба с коррупцией. Что реально можно и нужно сделать?
    – Один из насущных вопросов – решить вопрос с повышением зарплаты наших граждан. Если раньше в стране была идея, и все зарабатывали адекватно, то теперь и получают неадекватно, и идеи нет. Идея сейчас одна – зарабатывать деньги. Пока в стране не начнут достойно платить всем, коррупцию не победить. Она, кстати, есть во всем мире, просто законодательно во многих странах ограничена. Мы тоже постепенно к этому придем. К примеру, рядовой полицейский в Германии получает не так много – 2500 евро в месяц. Но при этом его должность позволяет брать большие кредиты, жить в собственном доме, покупать машины хорошего качества для себя и жены. Дети учатся в школе, жена не работает – типичный статус обычного германского полицейского. И пусть зарплата у него небольшая и живет он в кредит, но он живет сейчас…
    Служивый человек должен зарабатывать деньги, только работая на государство. Поэтому государство обязано обеспечить ему достойные условия жизни. И чем больше государственному служащему будут платить, тем меньше будет коррупция. Конечно, есть реальные примеры ограничения коррупции. Законодательно, когда чиновника привлекают к ответственности, и государственным путем, когда коррупция при достойной зарплате и соответствующем социальном статусе чиновника становится невыгодной.