• Детство под защитой

    Детство под защитой

    Категории: №8, Молодежь

    – Алексей Иванович, какие городские программы, разрабатываемые в рамках Года ребенка, будут приоритетными?

    – Исключительно важной, на мой взгляд, должна стать программа профилактики социального сиротства и развития семейных форм воспитания. Примечательно, что детей-сирот, проживающих в московских детских домах, школах-интернатах и домах ребенка около пяти тысяч, это всего пять сотых процента от общего количества юных москвичей. Между тем, недавние исследования показали, что в городе три процента людей, готовых взять в свою семью детей-сирот без всяких условий. И примерно столько же москвичей могли бы это сделать при определенных условиях. Как видим, желающих намного больше, чем самих детей. К сожалению, службы, занимающиеся этими вопросами, не в полной мере используют механизмы усыновления детей-сирот, например, не ищут потенциальных родителей, затягивают процедуру усыновления и т.д. Очень медленно в городе развивается и патронат, хотя Москва – первый субъект РФ, в котором он появился. Но сегодня патронат – одна из прогрессивных и перспективных форм семейного устройства детей-сирот, при которой ребенок не усыновляется, а берется в семью на воспитание. Родители в этом случае становятся патронатными воспитателями. Прежде чем отдать ребенка в такую семью, с патронатными воспитателями работают педагоги, психологи, врачи. Предупреждают их о рисках, проверяют мотивы, готовность к воспитанию чужого ребенка. А потом такая семья сопровождается специальными службами и различными специалистами, которые могут оказать необходимую юридическую, психологическую, педагогическую помощь, помогают урегулировать возникающие конфликты. Мы должны более активно это развивать. Надо искать людей, готовых стать патронатными воспитателями, создать банк данных. Эти важнейшие направления работы будут отражены в программе профилактики социального сиротства и развития семейных форм воспитания.

    – А что, на ваш взгляд, можно и нужно сделать, чтобы детей-сирот стало меньше?

    – На первый план должна выйти профилактическая работа с кризисными семьями, из которых дети попадают в сиротское учреждение. Мы, конечно, можем всех детей-сирот устраивать в семьи, но если не перекроем тот «канал», который порождает сиротство, или не сократим его, то будем работать только на устройство. Я знаю, как работают, например, в Австрии. Их службы социальной защиты борются за сохранение семьи до последнего. Если нужно – оказывают им материальную помощь, лечат родителей от алкогольной или наркотической зависимости, устраивают на работу. Как показывает опыт обращений к нам, не все семьи, откуда изымаются дети, являются пропащими. Но у нас нет кропотливой, «штучной» работы, которая требует нацеленных ресурсов, подготовленных специалистов, определенных методик. Хотя, думаю, что все это город может найти. Нужно просто принять политическое решение и отрабатывать эти технологии.

    – Расскажите о самых наболевших проблемах, которые необходимо решить в столице в сфере защиты законных прав и интересов детей.

    – Больше всего в прошлом году меня заботили обращения семей, воспитывающих детей-инвалидов. Раньше эти семьи пользовались определенным преимуществом и в достаточно короткие сроки получали жилье. Потом все приостановилось. В прошлом году мы громко говорили об этой проблеме, и правительство Москвы нас услышало. В настоящее время подготовлена трехлетняя городская программа по улучшению жилищных условий семей, воспитывающих детей-инвалидов. В нынешнем году жилье получат семьи, в которых воспитываются инвалиды-колясочники и проживающие в общежитиях и коммунальных квартирах. В 2008-2009 годах будут улучшены жилищные условия остальных семей с детьми-инвалидами. Более 40 процентов обращений, поступивших в прошлом году в нашу службу, были связаны с нарушением жилищных прав детей. В соответствии с положениями нового Жилищного и Гражданского кодексов и на основании судебных решений собственниками жилых помещений родители с детьми выселяются из квартир без предоставления им другого жилья. Таких решений по Москве принято уже несколько десятков, по России – несколько сотен. Необходимо как можно скорее внести изменения в федеральное законодательство, чтобы защитить права несовершеннолетних. Есть и другие случаи нарушения прав детей. К примеру, выселяются бывшие жены военнослужащих с детьми. Офицеры, получив назначение на новое место службы, уезжают из столицы, а их бывшие семьи в случае развода оказываются выброшенными на улицу. К сожалению, до сих пор нет никаких правовых механизмов оказания помощи таким людям. Дети остаются незащищенными и тогда, когда собственник жилья – в частности, строительная организация – отказывается их регистрировать в общежитиях. В результате ребятишки, не имеющие регистрации, не получают социальные выплаты и медицинское обслуживание, не могут посещать детские сады и др. Практически невозможно малообеспеченным москвичам получить в городе доступную квалифицированную юридическую помощь. Это тоже проблема. В октябре прошлого года Мосгордумой был принят закон «Об оказании адвокатами бесплатной юридической помощи гражданам РФ в городе Москве», в соответствии с которым такая помощь оказывается отдельным категориям граждан. К сожалению, он не охватывает все малообеспеченные семьи с детьми, в которых есть юридические вопросы. Важная проблема также – межведомственное взаимодействие. Сегодня каждое ведомство, решая проблемы с определенной семьей, очень часто работает само по себе, не пытается вступить в необходимый, взаимополезный контакт с другими ведомствами, которые так или иначе сталкиваются с тем же. Например, у нас было огромное количество писем, когда органы опеки и попечительства совершенно не знали ту информацию, которой владел школьный врач, учитель и т.д. В результате ситуация затягивалась на неопределенный срок. Во всем мире принято сложные межведомственные проблемы решать с помощью постоянно действующих рабочих групп на уровне районов, округов, города, которые с определенной периодичностью собираются и обсуждают их. Тогда есть шанс, что семье или ребенку будет вовремя оказана помощь.

    – Какие законы регулируют сферу по защите прав детей? И нужно ли принимать дополнительные законы?

    – Основополагающим документом, безусловно, является Конвенция о правах ребенка. В нашей стране, это, конечно же, еще Конституция РФ, потому что она затрагивает права каждого человека. Это закон «Об основных гарантиях прав ребенка в РФ» и разного рода профильные законы. В столице тоже принято немало законов, касающихся прав детей – «О развитии образования в городе Москве», «О дополнительных гарантиях детям-сиротам и детям, оставшихся без попечения родителей», «О порядке, размере выплаты денежных средств на содержание детей, находящихся под опекой и попечительством» и др. Сейчас идет дальнейшее развитие московского законодательства в этой сфере. Например, в рамках программы Года ребенка были установлены новые выплаты и новые элементы защиты прав многодетных семей и семей с детьми-сиротами. Чтобы они не закончились по истечении года, а работали бы и дальше, необходимо внести соответствующие дополнения в законодательство города Москвы. В настоящее время Департамент социальной защиты населения подготовил проект дополнений и изменений в закон «О поддержке отдельных категорий семей с детьми». Сейчас проходят согласования и, думаю, что в этом году законопроект будет вынесен на заседание МГД. Мы также находим поддержку правительства Москвы в отношении многодетных семей. Ряд льгот таким семьям установлен для детей до 16 лет. Я считаю, что в Год ребенка мы должны увеличить возрастные ограничения до 18 лет. Кроме того, в этом году нашей службой разрабатывается проект закона «О защите прав детей в городе Москве» и планируется разработать законопроект, защищающий детей от вредной информационной продукции. Он носит предварительное название «О защите детей от информации, наносящей вред их психическому, духовному и нравственному развитию».

    – Надо ли развивать систему Уполномоченного по правам ребенка, например, в школах? Взаимодействуете ли вы в своей работе с Департаментом образования Москвы?

    – В настоящее время в городских школах есть около ста уполномоченных по правам ребенка. Сейчас сложно говорить об эффективности их работы, но с моей точки зрения их роль очень важна. Школьными уполномоченными выбираются учителя, которые пользуются уважением, прежде всего, коллектива детей. Эти люди пытаются снивелировать различные конфликты, возникающие в школе. Кроме того, школьные уполномоченные, сталкиваясь с какими-то тяжелыми юридическими проблемами, совершенно точно знают, в какие структуры и ведомства можно обратиться, чтобы решить проблему. Мы очень активно взаимодействуем с Департаментом образования по разным проблемам, и не только по школьным. Это проблемы детей-сирот, предоставления образования детям-инвалидам и др. Я полностью согласен с инициативой Департамента образования о необходимости введения в школах системы участковых уполномоченных милиции. Они напрямую смогут соприкасаться с детьми и предотвратить какие-то их правонарушения, помочь в профилактике правонарушений. И согласен также с тем, что координацию работы по профилактике безнадзорности и беспризорности должны взять на себя органы образования, а не органы соцзащиты, как это происходит сейчас. Дети большую часть времени находятся в школах. И здесь могут проследить: уходит ли ребенок из школы, и что надо делать.

    – Каковы перспективы создания ювенальной юстиции в Москве? Зачем нужна такая структура?

    – Под ювенальной юстицией подразумевается система различных учреждений, работающих в сфере защиты прав детей – это суды, комиссии по делам несовершеннолетних, органы опеки и попечительства, уполномоченный по правам ребенка, органы прокуратуры, внутренних дел и т. д. Но первое основное звено в этой системе во всем мире считается ювенальный суд. Ювенальный судья рассматривает дела как уголовные, так и гражданские, затрагивающие интересы несовершеннолетних. Есть курсы, методики, где такой судья обучается педагогике, психологии. Он более осведомлен о мире детей, об определенных законах. В судебных заседаниях обязательно участвует помощник судьи – социальный работник, который предварительно узнает все о подростке, о его окружении, пытается понять, в чем причина проступка, и доводит эту информацию до сведения суда. И еще важно, чтобы наказание, которое назначается несовершеннолетнему правонарушителю, носило бы воспитательный характер. Например, можно обязать подростка самостоятельно заработать деньги и вернуть украденный мобильный телефон или велосипед, вставить выбитое стекло, заставить его ходить на какие-то курсы и т.д. На это и должна быть направлена работа ювенального суда. В рамках Года ребенка мы хотим начать отрабатывать ювенальные технологии в нескольких судах города. В настоящее время заключен договор с тремя судами Юго-Западного административного округа – Гагаринским, Черемушкинским и Зюзинским. Я надеюсь, что в скором времени они заработают. Наш опыт – это пока уровень эксперимента. Но все равно этот процесс неизбежен, и мы придем к ювенальным судам. Аппарат Уполномоченного по правам ребенка в Москве расположен по адресу: ул. Н. Арбат, 15. Телефон 957-05-85. Прием населения проводится по понедельникам, средам и пятницам – с 10.00 до 17.00, перерыв – с 13.00 до 14.00.