• Приключения на избирательном участке №76 на Пресне

    Избирательный участок №76 оказался самым проблемным на Пресне во время выборов мэра Москвы
    Рассказывает Ксения Гнедкова, член участковой избирательной комиссии №76 с правом совещательного голоса, во время выборов мэра Москвы
    Что будет непросто, я поняла 7.09.13 г. когда пришла знакомиться со списками для голосования и обнаружила, что в этих списках 98% - это военнослужащие, зарегистрированные по месту жительства по адресу Военного университета на Большой Садовой. Никакого общежития на территории университета обнаружить не удалось, а в день голосования выяснилось, что военнослужащие живут в разных концах Москвы и даже в Подмосковье. Участковая избирательная комиссия (УИК) состоял тоже, в основном, из военнослужащих. Весь день с 7-00 утра до 20-00 прошел довольно спокойно. Военнослужащие приходили дружно, с семьями, с детьми. Многие друг - друга и членов комиссии знали.
    Серьезных нарушений, на которые я обратила внимание членов комиссии, было два:

    1. В течение дня приходили избиратели, которые не были включены в списки для голосования, их просто забыли. К концу дня таких набралось больше 70 человек. По закону УИК должен взять с каждого избирателя заявление о включении в список. Заявление должно быть рассмотрено всей комиссией, включая членов комиссии с правом совещательного голоса, которыми являлись я и мой коллега из «Росвыборов». Но наша комиссия заявлений не требовала, решений о включении в список фактически не принимала. Я им указала на данные нарушения, но они были проигнорированы. Однако, по моему требованию мне показывали штамп с пропиской на территории нашего участка в паспорте у каждого не включенного в список, поэтому жалобу писать не стала.
    В районе 16-00 часов у нас закончились листы в книге, куда нужно было вписывать неучтенных избирателей. Секретарь поехал в ТИК (территориальную избирательную комиссию) за новыми листами. В результате некоторым избирателям с грудными детьми пришлось ждать около часа, чтобы получить возможность проголосовать. Кроме того, образовалась большая очередь из неучтенных, многие активно высказывали недовольство. Таким образом, можно сделать вывод о плохой работе паспортного стола военного университета или командира части (который по закону должен составлять списки избирателей-военнослужащих, зарегистрированных по адресу воинской части, в данном случае, университета), а также нашего УИК, который обязан эти списки заблаговременно проверять. Получается, что они совместно и каждый в отдельности не имеют никакого представления о том, сколько избирателей зарегистрировано на участке, не говоря уже о том, что стоило бы проверить, действительно ли все эти граждане имеют право быть зарегистрированными по адресу университета или их просто забыли снять в какой-то момент с учета.
    2. Вторым нарушением было применение «административного ресурса». Многие избиратели говорили, что на участок их «прислали». Кого-то присылали с временной регистрацией, но таких в дополнительный список не включали. После голосования люди выходили и звонили кому-то, сообщали, что проголосовали. Ближе к концу дня один из членов УИК просматривал списки, отмечая, кто пришел, а кто – нет, после чего каким-то из «нерадивых» звонили с просьбой прийти голосовать. В общем, высокий процент явки всячески обеспечивался (получился около 60 %).
    А теперь переходим к самой захватывающей части нашего избирательного триллера.
    Как только закончилось голосование, в 20-01 (!), в здании школы, где находился наш участок, включилась пожарная сигнализация. Я сразу подумала, что это чистая случайность и невероятное совпадение. А уважаемые члены УИК ничего такого не подумали, а стали очень быстро и дружно сгребать со стола избирательные книги, отражающие явку, и запихивать в свои чемоданы. Председатель потребовал, чтобы все покинули помещение. Несмотря на страх сгореть при отсутствии малейших признаков пожара, я стала снимать происходящее на телефон. Но долго мне этим заниматься не пришлось.
    Как только члены УИКа обнаружили, что я снимаю, ко мне подскочил Мирошниченко В.Н. (член УИК от ЛДПР), и силой (!) отобрал у меня телефон. Я потребовала телефон вернуть, в чем мне было отказано, с комментарием о том, что я не имею права снимать Мирошниченко без его согласия.
    Я обратилась к дежурному полицейскому на участке с требованием прекратить правонарушение и вернуть мне незаконно удерживаемое имущество. Фактически, я заявила о совершенном грабеже (ст. 161 УК РФ). На это полицейский Лопатин В.С (значок № 024647) мне ответил, что избирательный участок – это «режимный объект», съемку я на нем производить не могу, после чего развернулся и ушел (напомню, УИК №76 располагался в обычной школе). После примерно 15 –минутного удержания телефона, в течение которого я спорила с комиссией о правомерности ведения съемки, а коллега и «Росвыборов» звонил в горячую линию по нарушениями на выборах, телефон вернули, но видеозаписей на нем уже и след простыл. Параллельно меня обвиняли в провокации, срыве выборов и еще каких-то ужасных преступлениях.
    К счастью, быстро приехали: представитель Общественной палаты, СМИ, и доверенное лицо Митрохина. Все произошедшее было зафиксировано, я написала жалобу, которую подала в комиссию.
    И вот в присутствии уже большого количества свидетелей мы начали считать голоса. Считали долго, все сошлось.
    Протокол составили. Правда, подписали его, когда он еще не был до конца заполнен! Оставили незаполненным количество поданных в комиссию жалоб, так как товарищ из ЛДПР решил при поддержке членов УИК, написать жалобу на меня: обсуждались те же провокация, срыв выборов и что-то еще.
    Жалобу Мирошниченко написал, но так как я сделала заявление в присутствии СМИ и свидетелей, что жалобы не могут подаваться после окончания итогов голосования, в протокол её не внесли как поданную. Комиссия сказала, что просто примет её и рассмотрит (все эти действия согласовывались с секретарем ТИК). Вообще в нашей комиссии законом никто не интересовался. Законом была секретарь из ТИКа, которая по телефону давала указания, что и как нужно делать.
    Еще я звонила в полицию, просила их приехать, сообщила, что их сотрудники отказываются пресекать беззаконие на участке, но мне сказали, что раз меня что-то не устраивает, я могу подать заявление этим же самым сотрудникам, которые мне отказали в помощи.
    А потом члены УИК упаковали бюллетени в мусорные пакеты (!), а я сразу поехала в ТИК. Доехали за 15 минут. Долго ждали председателя с протоколом, а остальными документами. Он приехал только через час после нас. Мы уже опять успели позвонить в полицию и сообщить, что он пропал и надо бы его поискать.
    В ТИКе мы уже следили за тем, какие цифры он вносил в протокол ТИКа и в документы, которые заполнялись для внесения в ГАС "Выборы" данных по нашему участку. Протокол привезли правильный, ничего не подменили.
    Победил у нас Собянин – 56,8%. У Навального 19,94%.
    Итог. Уверена, что результаты выборов на нашем участке, как итог всех этих событий, получились честные. А вот выборы в целом и некоторые товарищи - вовсе не честные.

    Приложение:
    Состав УИК № 76:
    • Шикарев Константин Александрович, выдвинут партией "Патриоты России" - председатель УИК
    • Соловьев-Иванов Денис Александрович, выдвинут партией "Единая Россия" - зам. председателя УИК
    • Члены УИК:
      • Беногонян Владимир Сергеевич от Российского союза ветеранов Афганистана
      • Гашаева Люба Абдрашитовна, от Гражданской платформы
      • Гришко Григорий Валерьевич от Московской Федерации Профсоюзов
      • Евтушенко Юрий Михайлович от КПРФ
      • Зикеева Валентина Александровна от "Справедливой России"
      • Мирошниченко Владимир Николаевич от ЛДПР (тот самый, который скандалил и ограбил К.Гнедкову)
      • Сиднин Анатолий Владимирович от Российского объединения избирателей
      • Уваров Алексей Владимирович от ДИАНЫ
      • Фадеев Руслан Владимирович от "Столицы"
      • Харьков Максим Сергеевич, выдвинут по месту работы

    Reply Follow